Accessibility links

ПРАГА---Продолжаем тему в прямом эфире. У нас на связи из Тбилиси политолог Каха Гоголашвили.

Дэмис Поландов:
Каха, сегодня Бидзина Иванишвили сказал много нового, но, в частности, меня заинтересовало его заявление по поводу отношений с Россией, точнее, по поводу отсутствия таких отношений. Он говорил о том, что наладить связи с российским руководством не удалось, и что спецпредставитель по налаживанию отношений с Россией Зураб Абашидзе никак не может встретиться хотя бы с одним высокопоставленным чиновником в Москве. Скажите, как вы считаете, почему так происходит?

Каха Гоголашвили: Я думаю, что это можно было предполагать. На самом деле, хотя мы помним прекрасно риторику из Москвы, когда и Медведев, будучи президентом, и Путин, будучи премьером, говорили, что если Саакашвили заменят, то есть власть в Грузии поменяется, то эта коммуникация может быть восстановлена между грузинским и российским правительствами. Я думаю, что еще тогда, наверное, было ясно, что на самом деле это всего лишь причина, повод для того, чтобы Грузии сохранять тот статус-кво в отношениях, который сегодня Москву устраивает. Я думаю, что нарративы, как сейчас модно выражаться, грузинские и российский, слишком отличаются друг от друга. Я имею в виду, что национальные интересы России на сегодняшний день сформированы, во всяком случае в ее вот таких политических документах, и радикально отличаются от интересов Грузии. И на самом деле налаживание отношений может произойти только в том случае, если произойдет какое-то совпадение интересов, хотя бы в одной точке.



Дэмис Поландов: Каха, простите, что я вас прерву. Совсем недавно мы обсуждали заявление Зураба Абашидзе. Он сказал, что Россия может попробовать переубедить Грузию даже в векторе евро- и НАТОинтеграции. Ну, уж куда более лакомый кусок предложит Россия. Вы считаете, что Россию устраивает сегодняшний статус-кво?

Каха Гоголашвили: Я думаю, что Россию устраивает сегодняшний статус-кво в нескольких направлениях. Допустим, что касается продолжающейся оккупации грузинских территорий, то для России это, по всей видимости, на данном этапе важный вопрос. Россия считает, что это вопрос ее государственной безопасности, это вопрос ее престижа, это вопрос возможности контроля стратегических позиций на Южном Кавказе и в регионе, более широком регионе, можно сказать, это вопрос также контроля над Ближним Востоком и т.п. Россию также устраивает на сегодняшний день признание независимости Южной Осетии и Абхазии, которое она не собирается отзывать. В случае потепления отношений, Грузия при любом правительстве будет настаивать, скорее всего, на отзыве дипломатических миссий из Абхазии и Южной Осетии. Без этого, в России прекрасно понимают, восстановление дипломатических отношений с Грузией будет просто невозможно. Есть ряд других вопросов. Допустим, вопрос нефтепровода, газопровода, которые проходят через территорию Грузии. Это альтернативные маршруты снабжения энергоресурсами – каспийской нефтью и газом – Европы, что противоречит российским интересам совершенно. И, конечно же, европейская и евроатлантическая интеграция, от которой - в России также прекрасно понимают - Грузия не откажется, и новое правительство в Грузии заявило свою, так сказать, лояльность этому курсу. В России хорошо знают Грузию, думаю, они хорошо изучают внутренние процессы, происходящие здесь, и прекрасно понимают, что ни одно правительство в Грузии на сегодняшний день не сможет отказаться от этих целей, от своих позиций. И потому начало каких-либо переговоров с грузинской стороной может привести в определенной степени к подрыву престижа России, если в этих переговорах все равно не будет никакого прогресса. Думаю, что российское правительство потому очень осторожно к этому подходит, и плюс, я думаю, российское правительство продолжает давление, выдерживая паузу после предложения с грузинской стороны, продолжает таким образом такое открытое давление на новую власть, я думаю, толкая ее на какие-либо радикальные решения именно тех ключевых вопросов, которые я перечислил. И пока не будет какой-либо перемены грузинской стороны в этих вопросах, по одному из этих вопросов хотя бы, думаю, что Россия на особые какие-то переговоры не пойдет и постарается не осуществлять даже контакты с грузинским правительством. Еще один вопрос – вопрос торговли, на который грузины надеются. Хотя бы на минимум: допустим, открытие железной дороги через Абхазию, российско-грузинской железной дороги, и также отмены торговых запретов для грузинских товаров на российском рынке. Это вопросы, в которых грузинская сторона надеется на более быстрое продвижение. Но, думаю, что на самом деле здесь интересов особых Россия не имеет. Особенно что касается допущения грузинских товаров на российский рынок. В принципе, России грузинские товары не нужны, потому что ее экономика довольно диверсифицирована, то есть нужды как таковой у нее нет, и от этого, по мнению, видимо, россиян, может выиграть не российское правительство, может выиграть только Грузия. Потому здесь российское правительство еще будет некоторое время, наверное, «трепать нервы» грузинскому правительству, которое дало предвыборные обещания своим избирателям, что откроет российский рынок для товаров из Грузии.
XS
SM
MD
LG