Accessibility links

Аза Кобесова: Грузины разрубили родственные узы


Цхинвальцы забаррикадировали дорогу, став живым щитом и преградив путь звиадистам

Цхинвальцы забаррикадировали дорогу, став живым щитом и преградив путь звиадистам

ВЛАДИКАВКАЗ---23 ноября 1989-го считается датой начала грузино-осетинского конфликта. В этот день под предлогом проведения мирного митинга в Цхинвале свыше 30 тысяч человек, в основном звиадисты и так называемые неформалы на сотнях автобусах и легковых машинах из Тбилиси направились к столице Южной Осетии. Многие были вооружены. Но в Цхинвал они не попали. Десятки безоружных жителей Цхинвала перегородили им дорогу в город. Противостояние на южной окраине Цхинвала продолжалось около суток. До тех пор пока советские войска не разъединили противоборствующие стороны. С осетинами, которым пришлось вскоре после начала конфликта бежать из Грузии, встретилась наш владикавказский корреспондент Жанна Тарханова.

Лаура Келехсаева жила в Тбилиси. По ее словам, к осени 1989 года ситуация для осетин, проживавших в Грузии, становилась все более тяжелой, а подчас и совсем невыносимой:

"Это был ноябрь 1989 года. До ноября тоже были собрания сторонников Гамсахурдиа. Они требовали от осетин сотрудничать с ними. Особый интерес проявляли к ребятам, проходившим или прошедшим военную службу, Афганистан, к тем, кто мог взять в руки оружие. Им предлагали возглавлять вооруженные отряды против осетин и быть инструкторами. Но никто не соглашался".

Председатель организации "Вынужденный переселенец" Аза Кобесова - уроженка Карели. 23 ноября 1989 года она помнит очень хорошо. Затаив дыхание, она наблюдала за истерикой звиадистов, которые с экранов телевизоров призывали своих сторонников собраться на главной площади Тбилиси. На призыв откликнулись десятки тысяч человек. Рассевшись по машинам и автобусам, они выехали в Цхинвал. Как утверждают очевидцы, звиадисты привезли с собой немало оружия. Аза Кобесова рассказывает, что Южную Осетию о готовящемся вторжении толпы агрессивно настроенных националистов предупредил один из сотрудников МВД Грузии. И не просто предупредил, но и посоветовал «принять их, как полагается», то есть выпроводить непрошенных гостей без всяких экивоков.



Как рассказывают очевидцы и участники тех событий, колонна автомобилей, въезжавшая на окраину Цхинвала, растянулась на многие километры. Когда первые машины показались в районе ТЭКа на южной окраине столицы Южной Осетии, хвост еще находился в Гори.

Коба Гаглоев, тогда студент Югоосетинского пединститута, 23 ноября 1989 года находился в Цхинвале. О шествии он и его сверстники узнали от студентов из Тбилиси:

"Они уже знали, что в городе собираются неформалы. Приехали и рассказали нам. Мы все бросили и побежали к Зругской церкви, там дорога на Гори. Мы забаррикадировали дорогу, став живым щитом и преградив путь звиадистам. Они вышли из автобусов и двинулись вниз на нас", - рассказывает Коба Гаглоев.

"Провокационная акция не принесла ожидаемого успеха, - говорит Келехсаева. - Грузины взяли с собой даже знаменитого футболиста Гуцаева, чтобы он повлиял на мнения осетин".

Заставляли нас делать заявления, что мы против Южной Осетии и требуем от властей утихомирить своих братьев, говорит Аза Кобесова. "Воспоминания очень горькие. У нас ведь было много смешанных семей, родственные узы... А грузины взяли и надрезали этот нерв. Разрубили эти узы", - с сожалением вспоминает женщина.

После неудачной попытки организовать митинг в Цхинвале по всей Грузии начались преследования осетин. Аза Кабесова первой покинула родное село, соседи грузины помогли ей перебраться через границу. Так начинался исход осетинского населения из Грузии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG