Accessibility links

Эргнети как повод для восстановления отношений


На Эргнетский рынок приходили не чиновники и не богачи, а бедный народ, вспоминают старожилы

На Эргнетский рынок приходили не чиновники и не богачи, а бедный народ, вспоминают старожилы

Несмотря на то что Эргнетский рынок уже восемь лет не функционирует, многие из южных осетин до сих пор занимаются предпринимательством недалеко от места, где он располагался, но на осетинской стороне. Сейчас рядом с пустынной дорогой, ведущей в сторону грузино-осетинской границы, работает маленький рынок. Здесь около 20-30 торговцев занимаются оптовыми продажами всех видов продовольственных товаров.

Маруся Кокоева – одна из местных предпринимательниц, чтобы не сказать торговок. Она говорит, что работает с момента открытия Эргнетского рынка. Это было так давно, что точную дату она вспомнить не сумела. Зато она хорошо помнит события 2004 года, когда Эргнетский рынок на грузинской территории был закрыт или, как выражается Маруся, разогнан:

"Сюда мы перешли, когда там начались беспорядки, и нас выгнали. Мы едва оттуда ноги унесли. Пришел Окруашвили с милицией, они закрыли наши вагоны, хотели товар отнять. Но мы, женщины, вместе отстояли свой товар и перешли сюда. Это все очень быстро произошло, на второй день мы уже стояли здесь и торговали".

До старого рынка совсем недалеко, говорит Маруся. Она указывает мне на несколько тополей, которые видны на расстоянии примерно километра от места, где мы говорим – уже на грузинской территории. "Я минут за 10 могу дойти до того места пешком, если, конечно, пустят", – говорит Маруся.



Несмотря на то что условия для торговли на новом месте сложно назвать комфортабельными, в город люди решили не переезжать. И сегодня ТЭК – так это место называют в народе – является главной оптовой базой продовольственных товаров в республике. Здесь закупают товар владельцы магазинов со всей Южной Осетии. Некоторые товары на рынке можно купить и в розницу. Сюда даже ходит маршрутное такси, что, безусловно, является показателем популярности этого места. Маруся жалеет соседей, которым разгон рынка нанес непоправимый ущерб:

"Мы и сегодня не пропадаем, работаем со своими людьми. Но грузины, те, кто работали на рынке, остались ни с чем. А сюда ведь не чиновники и не богачи приходили, а бедный народ. Он и пострадал. Это было выгоднее грузинам, они и пострадали больше. Скажем прямо, этот рынок был для грузин, они больше сюда шли. Осетин здесь не столько было, сколько грузин".

Зарема Кочиева тоже работала на Эргнетском рынке, но сейчас обосновалась в городе. Она объясняет, что кондитерские изделия, поставками которых она занимается, требуют особых условий хранения. Вспоминая об Эргнетском рынке, она разводит руками, поскольку до сих пор не может понять, каким образом так быстро было восстановлено доверие между людьми, которые совсем недавно считали друг друга врагами. Доверие было на таком высоком уровне, что грузинские и осетинские предприниматели давали на реализацию друг другу, то есть не требуя моментального расчета, целые машины товара. И у Маруси, и у Заремы до сих пор есть должники с той стороны.

Мои собеседницы не берутся судить, возможно ли сейчас снова открыть границу и начать торговлю, учитывая проблемы безопасности. Но если это произойдет, то осетины готовы торговать, говорит Зарема Кочиева:

"Сближение, если не на уровне правительств, то на народном уровне опять произойдет. С годами все равно нужно будет налаживать отношения, ведь все соседи между собой торгуют. Но другое дело, насколько это объективно нам необходимо. Это уже руководству нужно решать. Но как только они дадут добро, народы опять через этот интерес, через бизнес потянутся друг к другу", – говорит Зарема.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG