Accessibility links

"Все равно будет так, как мы захотим!"


Прокремлевские силы всячески постарались, чтобы к власти не пришла Алла Джиоева

Прокремлевские силы всячески постарались, чтобы к власти не пришла Алла Джиоева

28 ноября 2011 года Верховный суд Южной Осетии объявил об отмене результатов выборов президента Южной Осетии. Голоса почти 17 тысяч избирателей, которые накануне проголосовали за Аллу Джиоеву, считают ее сторонники, были дезавуированы с единственной целью – не допустить победы экс-министра образования и проигрыша кандидата от власти.

В информационном пресс-центре ЦИКа с утра 28 ноября 2011 года ожидали председателя Белу Плиеву. Накануне были оглашены результаты выборов президента Южной Осетии, на которых с отрывом в 17% голосов победила экс-министр образования Алла Джиоева. Однако Плиева в пресс-центре так и не появилась, зато неожиданно перед журналистами предстал верховный судья Ацамаз Биченов, который рекомендовал ЦИКу повременить с оглашением окончательных итогов голосования. Он сообщил, что поступила жалоба от партии "Единство", которую представлял конкурент Джиоевой, глава МЧС Анатолий Бибилов, на многочисленные нарушения и бездействие ЦИКа.

Уже позже Алла Джиоева, обнародовав протокол ЦИКа, который подтверждал ее безоговорочную победу, призвала силы, стоящие по разные стороны баррикад, объединиться и не допустить дестабилизации обстановки в республике. "Вся ответственность за дестабилизацию ситуации ложится на наших оппонентов, в случае если они не признают свое поражение", – сказала Джиоева.



29 ноября Верховный суд Южной Осетии официально признал выборы недействительными, а подписанный всеми членами ЦИКа окончательный протокол итогов голосования так и не был обнародован. В тот же день член партии "Единство" и на тот момент спикер парламента Зураб Кокоев подписал постановление о назначении повторных выборов президента Южной Осетии. Московская осетинская община выпустила небольшую брошюру под названием "Югоосетинское судилище", где были размещены различные документы о событиях тех дней и свидетельства некоторых членов ЦИКа, подтверждающие, что ни о каких нарушениях в день голосования наблюдатели, в том числе международные, в комиссию не сообщали.

Собранные уже после выборов показания против сторонников Джиоевой, мягко говоря, настораживали, а то и просто вводили в ступор своей неприкрытой бессмысленностью. О том, что утром 28 ноября 2011 года произойдет что-то противоправное, вспоминает соратница Джиоевой журналистка Ирина Дамбегова, было понятно еще накануне. Видя ликование сторонников Аллы Джиоевой, проходивший мимо советник Эдуарда Кокойты, приглашенный на работу из России, произнес: "Все равно будет так, как мы захотим!"

"Сколько бы ни прошло времени, – говорит Дамбегова, – не только я, но и многие люди будут считать, что 28 ноября произошло нарушение всех конституционных норм. Оценка эта не изменилась. Мы по-прежнему пребываем в ожидании, что все-таки будет дана официальная оценка нынешней властью тому, что тогда произошло. Не думаю, что это каким-то образом повлияет на прочность этой власти, потому что народ ее признал, народ выбрал президента Тибилова. Но если бы власть выразила сейчас свое отношение, то, я думаю, общество гораздо быстрее пришло бы к согласию. Потому что правда, какой бы она горькой ни была, не оставляет места для взаимной подозрительности, того, чтобы силы, виновные в том, что произошло, не надеялись больше на реванш. Люди скажут: "Да, у нас правовое государство!"

Батрадз Дзуццати, член политической партии "Осетия – площадь свободы" и активный участник тех событий, спустя год по-прежнему продолжает считать, что отмена результатов выборов была грубейшим попранием права осетинского народа на свободное волеизъявление в угоду интересам отдельных должностных лиц из Южной Осетии и России:

"В произошедшем надо учитывать фактор кремлевских кураторов в лице Гасумянова и Винокурова, экс-президента Кокойты и его окружения. Они всячески постарались, чтобы к власти не пришла Алла Джиоева. Потому что, если бы пришла она, то все их коррупционные дела, все антинародные решения были бы очень серьезным образом расследованы".

"Эхо Кавказа": А как соратников и партийцев Джиоевой вас не смущает, что до сих пор нет официальной оценки, нет разбирательства?

Батрадз Дзуццати: Смущает! Но этому есть объективные причины, исходя из того, что самой Джиоевой в тот момент руководило то, что она учитывала интересы осетинского народа, чтобы было спокойствие, не было братоубийственной войны. Ради этого она пошла на все эти уступки, согласилась на повторные выборы и поддержала нынешнего президента Леонида Тибилова. Я думаю, пока еще не время. Со временем, конечно, всему этому будет дана оценка.

С Аллой Джиоевой сегодня поговорить так и не удалось: с утра до позднего вечера ее приемная была полна посетителей.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG