Accessibility links

ПРАГА---Мы продолжаем тему, в студии прямого эфира находится главный редактор «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: У нас сегодня рубрика «Некруглый стол», в которой по обыкновению участвуют в обсуждении той или иной проблемы несколько человек, однако мне показалось, что сегодня мы вполне можем обойтись разговором с одним политиком, имя которого всем знакомо, и разговор этот обещает быть очень интересным. У нас на линии прямого эфира из Цхинвали первый вице-премьер правительства Южной Осетии по социальным вопросам Алла Джиоева. Алла Алексеевна, добрый вечер!

Алла Джиоева: Добрый вечер! Только не первый.

Андрей Бабицкий: Какой?

Алла Джиоева: Просто вице-премьер.

Андрей Бабицкий: Знаете, у меня было отчаянное желание вас повысить, и я вот таким вот неуклюжим образом это сделал.

Алла Джиоева: Спасибо, я вам очень признательна за поддержку.

Андрей Бабицкий: Алла Алексеевна, первый вопрос будет, наверное, не очень обычным. Хотя, в общем, мы и разговариваем в связи с годовщиной известных событий, я его все-таки сформулирую, исходя из проблем, скажем, даже не сегодняшнего дня, а некоего отдаленного будущего. Вы планируете когда-нибудь вновь выставить вашу кандидатуру на президентских выборах?



Алла Джиоева: Как вы знаете, я дама немолодая, и строить какие-то роскошные планы на завтрашний день – это не в моих правилах. Я хочу успеть за отведенный мне период жизни хоть что-то сделать для своего народа и остаться верной тем принципам, которые я исповедую по жизни. Так что, наверное, будет несерьезно говорить, что я планирую еще на очередных президентских выборах выставлять свою кандидатуру. Надо всегда уметь вовремя уйти. Я думаю, что мне это удастся.

Андрей Бабицкий: Хорошо, я задам вопрос иначе: а если бы они были завтра, эти выборы?

Алла Джиоева: Завтра я тоже бы, наверное, не выставляла свою кандидатуру, потому что по прошествии года я пришла к выводу, что я была несколько политически наивна, когда стремилась к этому президентству. Этот год меня многому научил, я пересмотрела многие свои политические позиции, и теперь могу сказать, что, слава Богу, что это не я.

Андрей Бабицкий: Алла Алексеевна, а вы знаете, на самом деле очень многие, и сейчас это было слышно в репортаже нашего корреспондента Мурата Гукемухова, очень многие жалеют, что, скажем так, общественности Южной Осетии не удалось отстоять свои голоса, не удалось отстоять свое волеизъявление и настоять на том, чтобы вы, именно вы были президентом. Потому что очень многие ваши предвыборные обещания, намерения, если бы они были воплощены, то они отвечали бы чаяниям большинства населения – борьба с коррупцией, наказание тех, кто разворовывал средства, восстановление справедливости в отношении тех, кто пострадал от произвола, большее пространство гражданских свобод. То есть все эти вещи связываются именно с вашим именем, потому что вы очень четко проговаривали: я буду делать это, это, это и это, и вот все перечисленное присутствовало в ваших речах. То есть вы сейчас, по прошествии года, называете себя политически наивной, это значит, что вы не смогли бы исполнить эти обещания?

Алла Джиоева: Уважаемый Андрей, во-первых, пользуюсь предоставленной мне возможностью, я хочу выразить вам слова искренней благодарности за ваше участие и в моей судьбе, и в судьбе Южной Осетии. Теперь, что касается выставления каких-то определенных акцентов, то я бы хотела сказать, что я человек и политик, который отличается все-таки определенной стабильностью, и верность тем предвыборным обещаниям, которые я давала, я сохраняю до сегодняшнего дня. Меня никогда не назовешь удобным политиком, потому что у меня есть своя точка зрения на многие позиции, но я хочу выхватить одну фразу из интервью господина Цховребова: «свободы стало больше». Согласитесь, что это очень хорошая позиция. Мартин Лютер Кинг боролся за свободу, и на его памятнике слова благодарных потомков: «Наконец-то свободен». Никто никогда в мире не преподносил свободу на блюдечке, и, я думаю, если югоосетинское общество хочет бороться за свои гражданские права и хочет получить какие-то права и свободы, то оно будет последовательно. Что касается меня, то я всегда буду ему помогать в достижении этих целей. Но амбиций, тем более президентских амбиций, у меня точно нет. У меня есть другой тезис: служение людям и своему народу, и верность этому принципу я сохраню до конца своих дней, через какие тернии мне не пришлось бы пройти.

Андрей Бабицкий: Ну, я не знаю, Алла Алексеевна, какое звероподобное существо должно было бы прийти на смену Эдуарду Кокойты, чтобы свободы стало меньше. Но давайте вернемся к вашей деятельности. Ирина Келехсаева в своем репортаже говорит, что она не сумела с вами поговорить – у вашего кабинета целый день толпились люди. Меня это, честно, несколько удивляет, потому что нынешнее правительство снискало себе репутацию такого кабинета, который предпринимает отчаянные усилия, чтобы ничего не делать. Оно закрытое, оно непроницаемое, мы ничего не знаем. Свободы стало, да, больше, но жизнь от этого не стала более динамичной. Власть не демонстрирует ни своих планов, ни своей стратегии, власть снова закрылась от общества. У вас нет такого ощущения?

Алла Джиоева: Андрей, то, что я сижу на седьмом этаже, нисколько не отрывает меня от общества. Но я вам хочу сказать, что я все-таки пытаюсь быть хоть немного объективной, и я критикующие стороны всегда приглашаю к зеркалу, чтобы увидеть, а что каждый из них сделал для того, чтобы жизнь в обществе улучшилась? Ведь, согласитесь, мы все с вами, не с вами, я имею в виду югоосетинское общество, несем ответственность за все то, что с нами происходит. Да, реформы проходят со скрипом, со скрежетом, я бы даже позволила себе такой оборот речи, но они все равно уже витают в воздухе. И я думаю, что 27 ноября останется в сознании осетинского народа уже хотя бы потому, что мы встали с колен, и встали мы с колен в борьбе за свои гражданские права. И эти процессы, с моей точки зрения, уже носят необратимый характер. Мы обязательно добьемся, что следующие выборы в парламент у нас будут проходить по пропорционально-мажоритарной системе, и что неуважаемый мной господин Биченов, наконец, будет отправлен в отставку, и те, которые поглумились над волеизъявлением югоосетинского народа, будут привлечены к ответственности. Тут дело вовсе не во мне, и не в моих каких бы то ни было амбициях. Я верю в это. Но для этого общество само должно бороться за свой лучший завтрашний день.

Андрей Бабицкий: Спасибо, Алла Алексеевна, я единственное здесь замечу, мы уже заканчиваем наш «Некруглый стол», что у югоосетинского общества не слишком много инструментов, чтобы бороться за свои права. У него нет прессы, у него нет доступа в парламент, у него нет возможности выигрывать в свободном состязательном процессе дела в суде. Поэтому будем надеяться, что общество обрастет всеми этими возможностями.

Алла Джиоева: Если у него это желание будет, то дорогу всегда осилит идущий. А стоящий на берегу и ждущий у моря погоды, так и останется в таком состоянии.

Андрей Бабицкий: Благодарю вас, у нас на линии прямого эфира из Цхинвали была вице-премьер по социальным вопросам правительства Южной Осетии Алла Джиоева.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG