Accessibility links

Гражданское движение "заволокитили" по кабинетам


Люди сутками стояли на площади, требуя изменения отношений власти и общества.

Люди сутками стояли на площади, требуя изменения отношений власти и общества.

ЧЕРКЕССК---28 ноября 2011 года – казалось, этот день объединил всех – и тех, кто был против власти и ждал выборов, чтобы выразить свое отношение к ней, и тех, кто не был против, но все равно пришел на площадь, потому что посчитал себя оскорбленным таким демонстративным попранием избирательных прав.

"Я могу засвидетельствовать, – говорит югоосетинский общественник Алан Парастаев, – как люди, стоявшие на площади в мороз, говорили: "мне не нравится Алла, она не мой кандидат, но попраны наши права", и таких было много".

Люди сутками стояли на площади, требуя и немедленной отставки всех, на ком лежит ответственность за поражение их гражданских прав и свобод, и, наконец, требуя полного изменения отношений власти и общества.

Но не получилось. Это гражданское движение неискушенных в интригах людей удалось "заволокитить" по кабинетам российских кураторов, выступивших в роли примирителей власти и общества. В итоге людей обмишурили и распустили по домам. Казалось бы, на этом – все, но ожидания перемен остались, и с этим грузом пришел к власти новый президент Леонид Тибилов.



Именно ожидание перемен в политической и экономической жизни сегодня является той призмой, через которую общество смотрит на власть, говорит правозащитник Виссарион Осеев:

"Никакого переформатирования отношений граждан и чиновников не произошло. Никаких предвыборных обещаний не было выполнено: парламент не был распущен, выборы в местное самоуправление (а их планировали еще прошлой осенью) не провели, Верховный суд как возглавлял Биченов, так и возглавляет. Об институциональных реформах я уже не говорю… То есть трудно найти положительные изменения в политической и экономической сферах жизни республики".

По мнению югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, среди местного населения растет разочарование новой администрацией. Постепенно обнаружилось, что она не готова к обещанным ею радикальным переменам, а посуленные реформы свелись к банальным кадровым перестановкам:

"Сменились лица, но система пока та же, что и была. Возникает разочарование и недовольство властью, люди говорят: "мы для них пешки и никому не нужны". Но маленький шажок вперед все-таки сделан: свободы стало больше, люди поверили в свои силы, в республике началось партийное строительство. Люди понимают: надо быть активными, если хотим чего-нибудь добиться".

Эксперт Центра по изучению постсоветского пространства Александр Караваев говорит, что это общая беда постсоветских государств, унаследовавших от советской власти страсть к ручному управлению, и никакие цветные революции не могут изменить устоявшегося положения вещей. Общества в своем стремлении к лучшей жизни как бы бегут по кругу, свергая вчерашних кумиров, и здесь, считает Караваев, Южная Осетия вряд ли будет исключением:

"Не происходит слома системы, происходит лишь смена действующих лиц, причем даже не на сто процентов. Когда изменится эта система и под давлением каких процессов, – это очень сложный вопрос. Кажется, все готово, чтобы все наконец-то осознали бесперспективность существования по такой модели, в таком русле развития, однако проходят еще годы и даже десятилетия без ощутимых перемен".

Правы ли мои сегодняшние собеседники, узнаем через год на парламентских выборах. Один из моих цхинвальских друзей сказал, что осетины не устраивают революций, они терпеливо ждут выборов, накапливая к тому времени колоссальный заряд протестной энергии, наверное, поэтому и выборы у них похожи на революции.
XS
SM
MD
LG