Accessibility links

Музей, который хранит звуки


Невозможно представить себе старый Тифлис без уличных музыкантов

Невозможно представить себе старый Тифлис без уличных музыкантов

Услышать флейту, которой более пяти тысяч лет, увидеть трехсотлетний музыкальный шкаф с металлическими дисками, очень похожими на сегодняшние компакт-диски, или граммофон, проигрывающий песню вековой давности, прикоснуться к оркестриону, который принадлежал Бонапарту, – все это возможно лишь в Государственном музее народной песни и музыкальных инструментов в Грузии. Здесь же можно услышать о том, какая связь существует между всем этим и потусторонним миром, и о том, что много веков назад людей лечили не только микстурой.

Музей, в котором я провела не меньше трех с половиной часов, причем даже не заметила, как пролетело время, расположен в старой части города. О нем знают немногие – без точного адреса добраться сюда непросто.

Символично и место, где расположен Музей народной песни и музыкальных инструментов. Сотрудница музея этномузыковед Кетеван Баиашвили говорит, что в XVIII веке тут был караван-сарай, где проводились ночные состязания:

"Все купцы, которые здесь останавливались, старались весело провести ночь, поэтому устраивали своеобразные конкурсы исполнителей на разных музыкальных инструментах".

Некоторые экспонаты в отделе традиционных грузинских инструментов вижу впервые. Рассказ всегда начинается с маленькой изогнутой флейты, которую нашли во время раскопок вблизи древней грузинской столицы Мцхета. В музее ее копия, а оригинал, которому пять тысяч лет, хранится в Национальном музее. Эту флейту называют "саламури пастуха":

"Она была найдена в погребении 9-летнего мальчика. Флейта изготовлена из лебединой кости. Несмотря на то что у нее всего три отверстия, она издает интересную гамму музыкальных звуков, которая считается самой старой гаммой грузинского музыкального мышления".



Хотя "саламури" и считается музыкальным инструментом, для тушинских пастухов, у каждого из которых была своя флейта, он является "рабочим" инструментом. Разными мелодиями они подзывали стадо то к водопою, то к пастбищу. В Месхетии же сохранилась легенда о пастухе, которого ограбили воры, – увели стадо:

"Тогда пастух от грусти взял свой саламури и стал играть. И произошло чудо: овцы, как только услышали эти звуки, вернулись к пастуху".

А многоствольные флейты, похожие на ладонь человека, использовались не только для "связи с духами", но и во время охоты – они издают звуки, похожие на птичьи.

В отделе народных инструментов есть и ударные, но Кетеван Баиашвили объясняет, что они – не исконно грузинские. Например, "даира" - деревянный круг с натянутой кожей – попала в Грузию с Востока в XVI веке. А еще одному инструменту – "диплипито" – название дал сам Александр Македонский. В переводе с греческого это означает "двойная пита" – близкая "родственница" грузинского хачапури.

Самым мистическим инструментом этого музея можно назвать "чанги" из семейства арф. Согласно поверьям, он помогал связываться с духами. Треугольная форма инструмента породила много легенд. По одной из них – это рука бесстрашного мальчика Ушиша, которого убил мифический богатырь "дэви":

"Его отец решил отрезать мертвому сыну правую руку, которая уничтожила многих врагов. А потом привязал к ней его волосы, играл с ней, прижимал к груди, плакал. Поэтому чанги издает грустные звуки, а форму имеет согнутой руки".

Инструменты в Грузии использовались и для лечения. Как, например, "чианури", который в Абхазии назывался "абхарца":

"На этом инструменте играли, чтобы вылечить людей. Сохранилось много лечебных песен, которые по-грузински называются "батонебо".

Этот музей хранит не только инструменты, которых давно нет в обиходе, но и звуки, записанные более века назад. Здесь есть оригинал фонографа, благодаря которому в начале века основоположник грузинской этномузыкологии Димитрий Аракишвили, путешествуя по Грузии, собрал коллекцию народных песен. Есть и большой граммофон, глядя на который трудно представить себе, что тот все еще в состоянии издавать звуки. Я ошибаюсь. Его заводит Кетеван Баиашвили, и сквозь характерные для старых записей шумы начинает звучать уникальная вековой давности "Цинцкаро".

Экспонаты отдела восточных музыкальных инструментов будят в воображении картинку старого Тифлиса. Тут можно увидеть и "сази", с которым никогда не расставался легендарный поэт и песенник Саят-Нова; "зарби", на которых играли во время танцев дервишей; "уди", под звуки которой Шехерезада из 1001 ночи рассказывала новую сказку; "тари", которую нужно держать близко к сердцу, чтобы оно рассказывало о своих желаниях; "каманча", заунывные "зурна" и "дудуки".

Невозможно представить старый Тифлис и без шарманки. И хотя она распространена по всему миру, определенный репертуар придавал ей национальный характер:

"В XVIII-XIX веках в Тбилиси нельзя было найти "самикитно" – ресторана, в котором бы не играла шарманка. Но не это было главным – главным был ремень, который позволял носить шарманку на спине. Шарманщики ходили и по улицам, крутя шарманку, и жили на поданные деньги".

Инструменты, выставленные в европейском отделении, могли позволить себе иметь лишь состоятельные люди. Их музею передал Аркадий Ревазишвили. Кстати, именно на базе его коллекции и был создан музей.

Инструменты выписывали из Европы. Кетеван Баиашвили заводит французский музыкальный шкаф XVIII века. Можно сказать, это – своего рода родоначальник CD-проигрывателя. На каждом из металлических дисков записана мелодия: "кармен, полька, краковяк, то есть модная в то время музыка..."

Тут же первые фортепиано, в том числе и механические, которые в Грузии стали популярны с XVIII века:

"Грузинские аристократы стремились воспитывать детей в европейском духе. Для этого надо было приобрести пианино. Но нужно было найти и учителя. Из-за того, что в Тбилиси не было учителя-пианиста, из Германии пригласили пианиста Эпштайна, который стал здесь первым учителем музыки. Он ходил по богатым домам и давал уроки игры на фортепиано".

И все же главное место в этой части музея занимает оркестрион, на котором написано "Бонапарт". Как говорит Кетеван Баиашвили, он был создан для Наполеона, который подарил его кузену Мюрату в качестве свадебного подарка, когда тот женился на грузинской княжне.
XS
SM
MD
LG