Accessibility links

Как не поддаться искушению, знают общественники


Устоит ли новая власть перед соблазном "обогащения любым способом", покажет будущее

Устоит ли новая власть перед соблазном "обогащения любым способом", покажет будущее

Грузия улучшила свои показатели борьбы с коррупцией, говорится в опубликованном сегодня докладе Transparency International. Согласно Индексу восприятия коррупции-2012, в списке из 176 стран Грузия заняла 51-е место. В отчете также даны конкретные рекомендации, которые позволят власти проводить борьбу с коррупцией более эффективно.

Прежняя власть неустанно твердила, что ей удалось полностью искоренить коррупцию в стране. Несмотря на это, Грузия набрала всего лишь 52 из 100 возможных баллов. В то же время для региона это лучший показатель: Армения и Азербайджан остались далеко позади. Кстати, Россия и Украина тоже. Это не удивляет регионального координатора Transparency International Светлану Савицкую:

"В предыдущие годы Грузия была лидером среди постсоветских стран, и я думаю, что это благодаря правительству Саакашвили: когда он пришел к власти, он действительно приступил к всеобъемлющей антикоррупционной реформе, в частности, в полиции и сфере образования. И, конечно, это позволило немного "очистить" страну от коррупции. Однако, как мы могли видеть, и на самом деле это то, что происходило, – элитарная коррупция по-прежнему оставалась в правительстве Грузии".

Фактически полностью было ликвидировано взяточничество, улучшилось антикоррупционное законодательство, деятельность правительства в некоторых сферах стала более прозрачной, говорится в отчете. Пример тому – открытая база данных, в которой можно ознакомиться с имущественными декларациями госчиновников, быстрое и эффективное обслуживание граждан в домах юстиции, электронная система госзакупок и так далее. Однако, как говорит представитель Transparency International – Georgia Эка Гигаури, очень серьезной проблемой было отсутствие сбалансированной антикоррупционной системы:

"Парламент Грузии был слишком слаб и не мог контролировать исполнительную власть. Контрольная палата не была независимой и в предвыборный период действовала предвзято. Именно поэтому главное сейчас, чтобы роль парламента была усилена, а довольно качественное антикоррупционное законодательство применялось эффективно. И необходимо создать действенную антикоррупционную службу".



Идея создания нового ведомства возникла после того, как представители гражданского сектора убедились в неэффективности действующего Антикоррупционного совета. Из 23 членов координационного совета пятеро представляют неправительственные организации. Поэтому, как заявил ранее директор Центра политических технологий Каха Кахишвили, в новой антикоррупционной структуре представители гражданского общества и госструктур должны работать на паритетных началах:

"У этого органа должно быть право разрабатывать такие законопроекты, которые смогут стать преградой на пути коррупции. Согласно моей идее, совет не ограничится лишь изучением декларации какого-либо чиновника, полномочия будут гораздо шире".

По словам Кахишвили, новый орган должен будет расследовать не только факты коррупционной деятельности прежних властей, его задача - помочь новому руководству устоять перед искушением.

Устоит ли новая власть перед соблазном, покажет будущее, а на защиту своих старых соратников встал президент Грузии. Еще 29 ноября Михаил Саакашвили заявил:

"Сегодня, когда задерживают моих соратников, предъявляют им обвинения, никто не может сказать, что они что-то унесли домой […], построили дома и виллы. Если совсем не забыть о совести, то юридически это доказать невозможно, потому что этого не было".

Я спросила нескольких жителей столицы о том, насколько эффективной они считают борьбу с коррупцией и что ожидают от будущего:

Марина Меманишвили, 58 лет: "Я лично не соприкасалась с коррупцией. Может, в небольших масштабах она есть. Сразу избавиться от нее не получится. Новая власть пришла лишь два месяца назад, и сразу требовать от нее чего-то не стоит. Я уверена, что все будет хорошо".

Цира, 64 года: "Может, частично и была, но один человек не мог контролировать всех. О ком узнавал, привлекал к ответственности. Думаю, в будущем будет хуже. Такие люди пришли к власти…"

Лика Кеинашвили, 21 год: "Не думаю, чтобы коррупция вернулась. Если не создавать особую среду. Эта система борьбы с коррупцией настолько плотно внедрена в общество, что для людей это будет уже неприемлемо".

Новая власть пока не делала никаких заявлений по столь животрепещущей теме. Председатель парламентского Комитета по юридическим вопросам Вахтанг Хмаладзе считает, что от депутатов требовать какой-то внятной концепции на сей счет пока рано. А в Минюсте и вовсе проигнорировали мои вопросы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG