Accessibility links

Эх, дороги… и человеческий фактор


"Под звуки фанфар" в январе уходящего года на КПП "Псоу" произошла встреча президента Абхазии и тогдашнего лидера России

"Под звуки фанфар" в январе уходящего года на КПП "Псоу" произошла встреча президента Абхазии и тогдашнего лидера России

Одна из долгоиграющих тем для СМИ в современной Абхазии – это функционирование погранпоста "Псоу" на российско-абхазской границе. В какие бы годы ни приехал ты на этот пост, всегда привезешь оттуда ворох впечатлений и проблем, отражающих новые реалии жизни республики и очередного этапа абхазо-российских отношений.

В нынешнем году я долго не бывал на "Псоу", и так получилось, что все мои его посещения пришлись на осень и начало зимы. Между тем, "под звуки фанфар" в январе уходящего года там произошла встреча президента Абхазии Александра Анкваба и тогдашнего президента России Дмитрия Медведева, осмотревших новый двусторонний автомобильный мост через реку, который строился полтора года, и новый терминал на российской стороне. Однако, уже в начале лета российские и абхазские СМИ взорвались сообщениями, что на погранпосту со стороны РФ вновь, как и в предыдущие годы, выросли огромные очереди, превращающие начало курортного отдыха в Абхазии в пытку (мы говорим: "граница на Псоу" – подразумеваем: "давка"). Вот так: можно вбухать в обустройство границы миллионы и миллионы, увеличить территорию автомобильного пункта пропуска "Адлер" в 12 (!) раз, но если из восьми, скажем, окошек пропуска работает меньше половины, то проблема очередей никак не будет "снята". Вновь пресловутый человеческий фактор…



Впрочем, обычно о последнем рассуждают только в применении к работе российских пограничников, которые подолгу, через компьютер, проверяют паспорта; а ведь есть еще и такая проблема – пересекающие границу тоже вносят вклад в столпотворение людей и машин на ней, выбирая обычно для этого время лишь с девяти-десяти утра до часу-двух дня. Вот почему в нынешнем сентябре я старался пересекать границу в обе стороны в 4-5 часов вечера, в результате чего каждый раз стоял в очередях перед окошками не более пяти минут. 21 ноября, направляясь в Адлер, выбрал для этого время и вовсе около шести вечера и был крайне неприятно удивлен, когда застрял в очереди минут на сорок. Причина была очевидна: работало всего одно окошко пропуска, если не считать еще того, через которое пропускали т. н. "тачечников".

Кстати, я обратил внимание, что среди тачек, груженых мандаринами, были и огромные, настоящие "пароходы", на которых умещалось никак не меньше пары центнеров. Позвольте, а как же ступившее в силу за несколько недель до того и уже по-всякому прокомментированное в абхазской блогосфере распоряжение Федеральной таможенной службы России о том, что беспошлинно физическим лицам за один раз можно ввезти из Абхазии не более 50 килограммов сельхозпродуктов? Поистине, лучше один раз увидеть ситуацию воочию, чем сто раз услышать о ней или прочесть в интернете… Лишь спустя время, буквально на днях, прочел в СМИ, что это ограничение отменено до марта, то есть до окончания цитрусового сезона. Что-то мне эта коллизия очень напомнила… Ах, да, она напомнила такое же грозное запрещение несколько лет назад использовать для перемещения коммерческих грузов через пост "Псоу" те же тачки на том же посту! Распоряжение, которое тоже сразу показалось многим мертворожденным… "Зачем вводить ограничения, чтобы потом их тут же отменять? Только людей нервируют. То тачками нельзя пользоваться, то без справки Роспотребнадзора нельзя. Сказали бы сразу ЛЬЗЯ))))" – так прокомментировал на днях ситуацию один из абхазских интернет-пользователей.

…А через день я вновь пересекал границу через пост "Псоу" в том же направлении, и было это уже около десяти вечера. Пассажиры автобуса "Сухум – Краснодар" вышли из него с вещами, чтобы пройти российские пограничный и таможенный посты. И к единственному работающему окошку погранпоста сразу выстроилась очередь в несколько десятков человек. "Удовольствие" явно растягивалось на неопределенный срок, очередь нервничала. Но минут через десять, после того, как одна из пассажирок стала громко возмущаться, можно сказать – подняла крик, открылось второе окно, а сразу за этим – и третье. То есть это не была некая экстраординарная ситуация, когда, например, сразу несколько людей вдруг заболели. Нет, сотрудники смены просто давно привыкли жить по принципу: зачем находиться на рабочем месте, если можно не находиться?

Любопытно, что та же картинка повторилась почти "один в один", когда через несколько дней я с еще тремя пассажирами этого автобуса вернулся самолетом в краснодарский аэропорт из дальнего зарубежья. Тоже был вечер, на этот раз ранний. И тоже из всех окошек погранконтроля работало только одно. Правда, на этот раз обошлось без криков возмущения, и еще два окна открылись "сами собой" минуты через три-четыре. Но невольно возникает вопрос: а что, нельзя было открыть их сразу, как самолет прилетел, неужели обязательно надо было заставить его пассажиров хоть немного понервничать? Да и вообще, а кто сказал, что если нет пассажиропотока, сотрудник смены может где-то гулять? Сколько я не оказывался в пресловутом дальнем зарубежье, нигде не наблюдал подобной картины.

И еще несколько штрихов на тему "дороги и человеческий фактор". Чуть позже в описанный вечер на краснодарском автовокзале дожидался посадки на проходящий автобус "Новороссийск – Буденновск". Автобус подкатил вовремя, и сразу же у его передней двери выстроилось человек десять, которые, как и я, собирались в него сесть. Минут двадцать до времени отправления все они терпеливо ждали появления контролера, я же, не видя в данном случае "правды в ногах", предпочел посидеть рядом на лавочке. Сидел и думал: "А почему нельзя было впустить их сразу по прибытии, чтобы сидели в теплом автобусе? И ведь наверняка контролер появится впритык ко времени отправления". Как я ошибся! Она появилась спустя минут десять после этого. И никто из стоящих, что любопытно, не роптал, не возмущался… Любопытно еще и то, что после этой проверки к водителю подошли несколько человек, у которых билетов не было, и на глазах, по-моему, у того же контролера стали договариваться с ним о проезде за наличные…

Не стал бы описывать эту картину СТОЯНИЯ перед автобусом, если б не наблюдал ее в тех краях (Краснодарском и Ставропольском) в этом году много раз – и в стужу, и в дождь. И каждый раз поражался долготерпению тамошнего люда. Имею в виду "пассажиропоток".

Что касается проезда за наличные, то не знаю, зачем это надо пассажирам, если в кассах есть билеты. Кажется, водители берут с них меньше стоимости билета. Такая ведь система, знаю, устоялась на РЖД. Во всяком случае запомнилось несколько случаев, когда в последние месяцы мне по личным делам приходилось ездить на Северный Кавказ. Однажды, когда садился на поезд в Невинномысске, проводница, отрывая корешки билетов у меня и у севшего одновременно соседа по купе, не переставала ворчать: "Головы вам надо оторвать". "Это за то, что взяли билеты?" – догадался я. Она подтвердила. Конечно, и во времена СССР проводники в поездах старались подработать, провозя безбилетных, но это, по крайней мере, не выглядело так вызывающе-агрессивно. И вот, в следующую свою поездку оказавшись на той же станции, я решил пойти на эксперимент и сесть в тот же поезд без билета. Однако, другая проводница решила разыграть благородную невинность. В конце концов, "нашла"-таки для меня место за цену большую, чем стоимость билета. Столько я ей, конечно, не заплатил, но какова нахалка… Когда же описал ей встречу с проводницей, которая изъявляла желание оторвать мне голову, наставительно сказала, что надо брать у проводников номера их мобильных телефонов и заранее договариваться… Многие действительно только так и ездят по привычным маршрутам.

Очень и очень долго, наверное, у нас на постсоветском пространстве будет меняться жизнь к лучшему, если вот так и будет работать человеческий фактор.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG