Accessibility links

Жил-был Анри… Михайлович


Ожидалось, что Анри Михайлович будет рекомендован первым президентом в качестве преемника

Ожидалось, что Анри Михайлович будет рекомендован первым президентом в качестве преемника

Внимание общественности Абхазии привлечено к очередному политическому скандалу. Хотя не будем преувеличивать, скорее – скандальчику. Вчера пресс-служба Народного собрания – парламента Абхазии – распространила заявление, в котором назвала оскорбительными высказывания Анри Джергения. В них несколькими днями ранее, в ходе беседы за круглым столом, посвященном конституционной реформе, этот известный абхазский юрист, возглавлявший в начале 2000-х правительство республики, заявил, что "мы получили, на мой взгляд, непрофессиональный парламент".

Частенько, когда в последние годы об Анри Михайловиче заходит речь, у меня в голове крутятся слова Гладкова: "Жил-был Анри Четвертый, он славный был король…" из прозвучавшей в кинофильме "Гусарская баллада" русской версии песенки про Генриха IV Бурбона – единственного короля, который и в наши дни пользуется любовью французского народа. Правда, ударение в нашем случае ставится не на последнем, а на первом слоге, а еще Анри Михайлович, в отличие от своего скончавшегося 400 лет назад тезки, живет и здравствует.



Анри Джергения – весьма примечательная и стоящая несколько особняком от остальных фигура абхазского политического ландшафта. Победи он в нынешнем марте на парламентских выборах, старейшим депутатом НС стал бы не Артур Миквабия, которому на тот момент было всего 62 года, а именно он. Ну, в самом деле, кто еще из политиков в сегодняшней Абхазии может удивить таким фактом своей биографии, что его младенцем вывозили по льду Ладожского озера из блокадного Ленинграда? (Родился в этом городе в августе 1941 года). Еще в канун грузино-абхазской войны Анри Михайлович стал генпрокурором Абхазии, на рубеже веков в интервью одной из радиостанций не без юмора называл себя "старожилом" переговорного грузино-абхазского процесса, а в начале лета 2001 года был назначен премьер-министром страны. Последнее назначение многие в обществе, особенно тогдашние оппозиционеры, встретили негативно, упрекая первого президента страны Владислава Ардзинба в "семейственности". На подобные упреки тот как-то ответил с телеэкрана, что Анри Джергения – не родственник его, а "свойственник" (двоюродный брат жены). Предполагалось даже, что Анри Михайлович будет рекомендован первым президентом в качестве своего преемника, но что-то между ними не заладилось, и всего через полтора года Владислав Григорьевич отправил его в отставку… После этого Анри Михайлович баллотировался и в президенты (в 2004-м), и не раз в парламент, но неудачно. Долгое время он держался сам по себе, но в последние годы стал активно участвовать в мероприятиях, проводимых оппозиционной партией "Форум народного единства Абхазии".

Он нередко выступает в СМИ, отстаивая свои взгляды, в том числе и вступает в полемику. Мне тоже доводилось "скрещивать копья" с ним, но, делая это в абхазской прессе в нынешнем апреле, я подчеркнул, что, нередко, будучи с ним не согласен, при этом тем не менее был его болельщиком в ходе последних парламентских выборов. Ибо убежден, что этот опытнейший юрист и государственный деятель, который еще полон сил и энергии, мог бы, несомненно, усилить состав парламента РА.

Но пятый созыв получился в целом не только молодым, но и, по отзывам многих наблюдателей, весьма энергичным, боевитым. Разумеется, он не ровен по составу, как, наверное, и любой другой, но вряд ли заслужил такую огульную отрицательную оценку. Здесь, возможно, Анри Михайлович "погорячился" в частности и потому, что сам остался вне этого созыва. Этим соображением не замедлили воспользоваться авторы заявления пресс-службы, которые пишут: "…Избиратели отдали предпочтение другому кандидату. С таким же "успехом" А.М. Джергения баллотировался в Народное собрание IV созыва. Стоит только догадываться, каким могло быть заявление юриста в случае его прохождения в Народное собрание. Вряд ли оно было бы таким категоричным по форме и оскорбительным по сути. Ведь по логике сделанного заявления получается, что самым профессиональным депутатом Народного собрания V созыва должен был стать Анри Михайлович Джергения. Не унижая его человеческих и профессиональных достоинств, признавая большие заслуги в строительстве современного абхазского государства, считаем необходимым заявить о своем несогласии с прозвучавшей оценкой деятельности парламента".

Мне этот обмен выпадами показался весьма символичным и органичным в контексте того, что обсуждалось за круглым столом. Ведь за ним собрались участники сообщества Facebook "За реформы и парламентскую республику". В основном это люди оппозиционных взглядов, которые озабочены тем, что "сегодня исполнительная власть подмяла под себя" остальные ветви власти. Спорить с этим трудно, только хочется уточнить: а когда, собственно, у нас, как и в подавляющем большинстве стран постсоветского пространства, было пока иначе? Помню, когда в начале 2000-х многие деятели тогдашней абхазской оппозиции выступали под лозунгами резкого ограничения президентской власти, мне не раз приходил в голову простенький вопрос: "Ну, хорошо, а если президентом станет ваш представитель, как говорится, "ваш человек", вы так же рьяно будете за это выступать?" Нет, конечно; когда так и произошло, задуманные конституционные реформы потихоньку спустили на тормозах.

Ну, а если вдруг властная и оппозиционная команды вновь поменяются местами, не потеряют ли тут же для последней актуальность разговоры о слишком большой власти, сосредоточенной в одних руках? Впрочем, в ближайшей перспективе такой "обмен местами" кажется маловероятным.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG