Accessibility links

Героизм послевоенного времени


Хочется верить, что к 20-й годовщине подвига героя на земле Абхазии постараются увековечить его память

Хочется верить, что к 20-й годовщине подвига героя на земле Абхазии постараются увековечить его память

На абхазском сайте "Аиааира" ("Победа") прочел коротенькую информацию "RE: В Краснодаре откроют мемориальную доску казаку-герою". Вот ее содержание. "Казаки ХКО "Суворовский редут" 10 декабря торжественно откроют мемориальную доску на фасаде здания Краснодарского монтажного техникума Герою Абхазии, казачьему войсковому старшине Сидоренко Анатолию Анисимовичу, геройски погибшему в городе Сухуме 10 ноября 1993 года при исполнении своего интернационального долга, сообщила заместитель атамана по СМИ ХКО "Суворовский редут" ЕРО КВКО Ю. Шулепова. С 1963 по 1968 год А.А. Сидоренко учился в Краснодарском монтажном техникуме по специальности "техник-электрик". Тут же был помещен и фотопортрет Сидоренко.

Молодцы администраторы сайта, подумалось мне, что разместили это сообщение, взятое с kubantv.ru. Ведь я знал Анатолия Анисимовича лично и хорошо помню о его подвиге, совершенном 19 лет назад. Но прочтя комментарии к тексту, несколько расстроился. Вот что пишет, например, один интернет-пользователь: "Почему он погиб 10 ноября в Сухуме, когда война уже закончилась?" Другой поясняет: "Насколько мне известно, он погиб в Сухуме при поимке мародеров, которые грабили дома местных жителей, и они убили его за то, что он пытался этому противостоять. Его называли "Дед". Если кто знает подробности, напишите здесь". И лишь третий пишет что-то уже более близкое к истине: "Не ручаюсь за полную достоверность, но мне помнится: это произошло перед горотделом милиции в Сухуме. В результате инцидента кто-то кинул гранату в гущу людей, и Анатолий Анисимович накрыл собой гранату, чтоб спасти остальных. Это одно из высших проявлений человеколюбия, самопожертвования и героизма".



Первым чувством была досада, что представители даже наиболее продвинутой части нашей молодежи, ведь именно она составляет большинство на интернет-форумах, так слабо знают историю Абхазии последних десятилетий и ее героев. А потом подумал: стоит ли их упрекать, если наши СМИ непростительно мало писали об этом человеке и вообще его слишком мало вспоминают у нас?

И я решил рассказать сегодня о нем то, что знаю. Даже внешне, издали он выделялся из окружающих. Во время грузино-абхазской войны на улицах прифронтовой Гудауты я, как и многие, частенько обращал внимание на худощавого немолодого человека с длинными, седыми, лихо закрученными усами. За эти усы его действительно прозвали "Дед" (впрочем, таких "Дедов", как и "Малышей", тогда на абхазской стороне линии фронта было немало, да и на грузинской, слышал, тоже). У него было обыкновение громко и строго делать замечания "служивым", а еще водить их строем, что для той войны было весьма редким зрелищем.

И он действительно погиб спустя месяц с небольшим после окончания войны, в Сухуме, закрыв своим телом разорвавшуюся гранату. Я узнал тогда об этом по сарафанному радио в условиях настоящего информационного вакуума, так как жизнь в разоренном войной, лишенном электроэнергии Сухуме налаживалась очень медленно. Но в последующие годы не оставляла мысль рассказать обществу о его подвиге в подробностях. Осуществилась эта задумка только в августе 2000 года, в статье "Один миг и вся жизнь Анатолия Сидоренко" в газете "Эхо Абхазии". Хорошо знавшие Анатолия Анисимовича сотрудники органов внутренних дел и участники войны Гиви Агрба, Аслан Дгебия и Руслан Нодия рассказали в ней корреспонденту газеты о том, каким был и при каких обстоятельствах погиб этот человек. По словам генерал-лейтенанта Гиви Агрба, он пришел к нему в кабинет начальника Гудаутского военного гарнизона, представился как кубанский казак, сказал, что много знает об Абхазии и хочет помочь абхазам в борьбе за независимость. На Гиви Камуговича произвели впечатление его решительность, деловая хватка и мудрость суждений, и он назначил казака своим заместителем.

Анатолию Сидоренко было за 50 лет, но это был один из самых физически сильных людей в гарнизоне. Обучал бойцов рукопашному бою, заставлял бегать, отжиматься. В Гудауте самыми беспокойными считались места дислокации казачьих отрядов. Казаки были отменными вояками, но зачастую не признавали над собой ничьей власти. Не было у них и ограничений на спиртное. Идти в места их размещения и улаживать их конфликты мало кто решался. Сидоренко же не раз бросался в толпу пьяных беспредельщиков и отнимал у них оружие. А из боев с участием Деда чаще всего вспоминают операцию на сопке Ахбюк, куда он дважды водил отряды.

После войны он решил остаться в Абхазии и служить у своего бывшего командира Гиви Агрба, который возглавил МВД. Подполковнику Сидоренко доверили должность начальника штаба комендатуры г. Сухума. Его умением обезвредить, скрутить нарушителя восхищались даже старые "опера", хотя до этого он в милиции никогда не служил.

10 ноября 1993 года Сидоренко получил приказ выехать с группой на Красный мост. Там пьяные вооруженные автоматами казаки останавливали проезжающие автомобили и требовали слить им бензин, который тогда был в Абхазии большим дефицитом. Силу духа и мускулов Сидоренко все знали и безропотно дали себя отконвоировать в комендатуру. Но среди казаков оказалась пьяная женщина, которую, пожалев, отпустили. А она вскоре вернулась и "в качестве благодарности" привела какого-то беспредельщика, который достал гранату и потребовал отпустить всех задержанных. Сидоренко бесстрашно пошел на него, схватил своей железной рукой пьяную руку и выкрутил ее, вырвал гранату… И в следующее мгновение понял, что граната – уже без чеки. А вокруг находилось множество людей. Тогда он шагнул к стене, присел и вставил гранату под коленный сгиб…

Взрыв выбил стекла на первом этаже здания УВД. Девять человек были госпитализированы с ранениями различной степени тяжести. Погибли двое: кроме Анатолия Сидоренко, начальник уголовного розыска УВД, майор милиции Руслан Шенгелия.

Каждый год, писала в той публикации газета, в Сухумском УВД вместе с Днем милиции отмечают и годовщину героической гибели Деда. Его вдова Валентина Петровна Кулик приезжает в этот день из Краснодара, привозит гостинцы для милиционеров, близко знавших ее мужа, который похоронен на одном из краснодарских кладбищ…

Мне очень хочется верить, что представители абхазской диаспоры Краснодара примут активное участие в намеченном на понедельник 10 декабря открытии мемориальной доски. И что к 20-й годовщине подвига Анатолия Анисимовича и на земле Абхазии постараются увековечить его память подобным образом.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG