Accessibility links

Вчера, сегодня, завтра Югоосетинского драмтеатра


Здание Югоосетинского драматического театра сгорело в результате пожара в 2005 году (фото 2011 года)

Здание Югоосетинского драматического театра сгорело в результате пожара в 2005 году (фото 2011 года)

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Гость недели» мы представляем Фатиму Тадтаеву, ведущую актрису Югоосетинского драматического театра. 15 декабря в Цхинвали она отпразднует свой юбилей. С ней беседовал Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий:
Фатима Давидовна, каким был самый волнующий момент в вашей творческой биографии? Это была учеба, или первый выход на сцену?

Фатима Тадтаева: Самым волнительным в моей жизни был первый выход на сцену. Когда я была ученицей десятого класса, меня пригласили на главную роль. Я попала случайно в театр, и меня сразу ввели на главную роль в спектакле с такими маститыми актерами, как Цховребов Борис Александрович, Гаглоева Елена Александровна, – конечно, это было очень страшно и волнительно. Я недопонимала, что со мной происходит, но было очень приятно. Это я осознала, когда после института, после окончания Щепкинского училища при Малом театре я поняла, куда я попала, и что со мной произошло, – это чудо, об этом можно мечтать.



Андрей Бабицкий: Фатима Давидовна, скажите, пожалуйста, последние двадцать лет, таких нелегких в жизни вашей родины, как отразились на вашей театральной карьере и театре в Южной Осетии вообще?

Фатима Тадтаева: Это больной вопрос. В этот период жизни можно сделать прочерк в творческой деятельности, потому что то, что я могла сделать для своей родины, для своего зрителя, ту теплоту, которую я могла им передать, я этого не смогла, потому что театр – это основа нации, и не было у нас такой возможности во время войны... Да, мы работали, но, можно сказать, мы просто работали, ничего значимого не создавали, потому в Южной Осетии нет режиссеров такого масштаба, какие были в раньше. Если в советский период у нас наездами бывали маститые режиссеры из Грузии, из Владикавказа, такие как Георгий Доментьевич Хугаев, то в течение последних двадцати лет я просто играла, чтобы мне не совестно было получать свои копейки.

Андрей Бабицкий: Фатима Давидовна, а разорванные связи с грузинской сценой, с грузинской театральной традицией – это обидно? Все-таки там большая школа, и актерская, и режиссерская.

Фатима Тадтаева: Конечно, все-таки в Грузии большие театральные традиции. У нас в последнее время молодежь выбирает юридические и экономические специальности, и я не знаю, это стечение обстоятельств или время принесло – почему-то по линии режиссуры нет кадров, к великому сожалению. Но раньше были кадры, которые приезжали оттуда, которые с удовольствием с нами работали. Они гордились, всегда гордились, что в югоосетинском театре находится такой потенциал, которого даже в Грузии нет. Они сами это признавали. Они с удовольствием работали с нашими актерами, они их просто боготворили, и никогда не говорили и не считали, что наша культура, наши актерские возможности ниже грузинской театральной школы. Они всегда нас возвышали.

Андрей Бабицкий: А связь с российской сценической культурой, видимо, сегодня становится более прочной? И происходит на месте тех контактов, которые были, скажем, с Тбилиси.

Фатима Тадтаева: Конечно, видимо, со временем это произойдет – контакт с российскими деятелями культуры. Потому что другого выхода у нас нет. Но на данном этапе социально-экономическое положение Южной Осетии на низком уровне. И, видимо, в правительстве пока нет времени, чтобы заняться театром. У нас даже здания своего нет, мы работаем в здании Совпрофа. И, конечно, если уж приглашать маститого режиссера из Российской Федерации… Они всегда интересуются расположением сцены, глубиной сцены, авансцены, в общем, параметрами, а у нас таких возможностей нет. Любой режиссер, который заявляет о себе, в комнатной обстановке никак не сможет выразить свои возможности и никак не сможет показать свой потенциал.

Андрей Бабицкий: Фатима Давидовна, вы как считаете, последние мирные годы были благоприятны для югоосетинского театра, несмотря на то, что у него до сих пор нет здания? И надеетесь ли вы на то, что в будущем югоосетинский театр обретет, ну, скажем так, былое величие?

Фатима Тадтаева: (смеется) Это, конечно, наша большая мечта, чтобы нам построили театр, и мы возродили бы те традиции, которые были в основе нашего театра. У нас были особые традиции, особое уважение к старшим. Конечно, хотелось бы, чтобы это все возродилось. И я думаю, я мечтаю, и это произойдет, если не сегодня так завтра, – что наш театр будет пропагандировать культуру Южной Осетии в пределах Российской Федерации.

Андрей Бабицкий: Благодарю вас, Фатима Давидовна, и с предстоящим юбилеем вас.

Фатима Тадтаева: Спасибо вам большое.
XS
SM
MD
LG