Accessibility links

ВАШИНГТОН---6-7 декабря в столице Ирландии Дублине прошла ежегодная встреча министров иностранных дел стран-членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Традиционно на этом форуме происходит смена председателя. В 2013 году на «капитанский мостик» ОБСЕ заступает Украина. Помимо организационно-технических вопросов Организация объявила о начале процесса «Хельсинки + 40». Он рассматривается как своеобразная «дорожная карта» для оживления деятельности ОБСЕ и повышения его эффективности. В какой мере итоги дублинского министериала окажут влияние на ситуацию на Южном Кавказе, в первую очередь, на ход урегулирования этнополитических конфликтов?

Если не считать прибалтийские государства, то Украина станет второй после Казахстана республикой бывшего СССР, которая станет председателем в ОБСЕ. В отличие от большинства других членов Организации, у нее есть определенная фора по части знания постсоветских конфликтов и процессов их урегулирования. Украина имеет прямой выход на непризнанную Приднестровскую Молдавскую Республику. Как и Россия, она является гарантом урегулирования конфликта между Молдовой и ПМР и вовлечена в переговорный формат, известный как «5+2».



Что же касается кавказских конфликтов, то тут репутация Киева не так однозначна. Многим памятен «оружейный скандал» 2008 года, когда в центре внимания оказались поставки вооружений из Украины в Грузию. Между тем спор об обоснованности и законности таких поставок продемонстрировал серьезные расхождения внутри украинского политического сообщества. Долгие годы Азербайджан был стратегическим партнером Украины (включая и сотрудничество в сфере экспорта вооружений), что также позволяло многим политикам и экспертам говорить об определенной ангажированности Киева по поводу нагорно-карабахского конфликта. Однако стоит заметить, что с приходом к власти Виктора Януковича украинская политика на кавказском направлении перестала быть чрезмерно эмоциональной, как это было в период президентского срока его предшественника. Многие прежние установки (такие как признание территориальной целостности Грузии, заинтересованность в энергетических альтернативных проектах) были сохранены, однако добавилась изрядная доля прагматизма. Так, в прошлом году в Киеве впервые после десятилетнего перерыва побывал президент Армении, а урегулирование нагорно-карабахского конфликта (именно урегулирование, а не преодоление «оккупации», о чем говорил Виктор Ющенко) было названо приоритетом для украинской внешней политики.

Среди приоритетов председательства в ОБСЕ украинские дипломаты называют урегулирование конфликтов, укрепление мер доверия на пространстве Организации, энергетическую безопасность и диалог по принципам контроля над обычными вооружениями в Европе. Практически все вопросы этого «меню» имеют прямое или косвенное отношение к Кавказскому региону. Однако непраздный вопрос: а достаточно ли ресурсов у Киева для того, чтобы продвинуться по одному из указанных выше направлений. Начало для «украинского старта» блестящим не назовешь. Отношения с США и ЕС зашли в тупик. Вот и в своем выступлении в Дублине госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила о том, что недавние парламентские выборы на Украине стали «шагом назад» в плане демократического развития. По ее словам, ситуация в стране стала «самым крупным разочарованием» для США в последние годы. Весьма показательно, что в ходе недавнего визита нового главы МИДа Грузии в Вашингтон ей был дан недвусмысленный совет - не брать пример с Украины. В то же самое время и на российском направлении у Киева не все так уж гладко. Москва ждет от Украины большей отдачи для евразийских интеграционных проектов. Между тем уже упомянутая Хиллари Клинтон назвала эти проекты попыткой «ресоветизации». Таким образом, Киеву придется лавировать в непростых условиях. И эти маневры будут сковывать его действия. С учетом того, что эффективность самой ОБСЕ все чаще вызывает обоснованные вопросы и сомнения. Многим слишком памятна ее откровенная слабость в канун и во время «пятидневной войны» 2008 года.

В этой связи понятны попытки со стороны ОБСЕ создать некие подпорки для украинского председательства. И процесс «Хельсинки + 40», нацеленный на «достойную встречу» сорокалетнего юбилея с момента подписания Заключительного акта 1975 года, во многом рассчитан на это, поскольку он предполагает координацию трех будущих председателей ОБСЕ (Украины, Швейцарии и Сербии). При этом швейцарская дипломатия имеет немалый опыт посредничества на Кавказе (будь то процесс армяно-турецкой нормализации или переговоры между РФ и Грузией по ВТО), а Сербия сама вовлечена в разрешение конфликта с бывшим сербским краем Косово, ставшим модельным для непризнанных республик Кавказа.

Однако какие бы попытки не выстраивались в рамках ОБСЕ, очевидно, сколь бы искушенным ни был председатель Организации, она сама нуждается в качественной «перезагрузке». Странно, когда министры прямо-таки с юношеским пылом готовятся встретить «славную годовщину Хельсинкского мира», не замечая, что «юбиляр» выглядит скорее мертвым, чем живым. Условия, в которых был принят Заключительный акт, разительно отличаются от тех, что есть сегодня. И вместо СССР, подписывавшего этот документ, ныне существуют 15 признанных и несколько непризнанных образований со своими национальными интересами, не говоря уже о конфликтах, оспоренных границах и не сформировавшихся до конца идентичностях. Как бы то ни было, а без критической переоценки современного мира ОБСЕ с любым председателем будет не слишком полезной структурой. Для Кавказа и не только.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG