Accessibility links

Соратники Окруашвили не стали политзеками


Представители новой власти считают опального министра соучастником создания "репрессивной машины" в стране

Представители новой власти считают опального министра соучастником создания "репрессивной машины" в стране

Ираклий Окруашвили объявил голодовку, проявив солидарность с пятью соратниками, не попавшими в список политзаключенных. Парламентское большинство заявило, что список пересмотру не подлежит.

Ираклий Окруашвили голодает уже второй день: он отказывается от еды, но не от воды. В то же время его однопартийцы не исключают, что протест может принять более радикальную форму и Окруашвили прибегнет к сухой голодовке. Как долго все это продлится, сегодня не может никто даже предположить. Окруашвили вместе с пятью соратниками требует, чтобы парламент включил их имена в список политзаключенных. Все голодающие проходят по делу так называемой "революции ЗИЛов" – создании и участии в незаконной вооруженной группировке. Девять осужденных по тому же делу парламент согласился включить в список. Окруашвили и его пятерым соратникам в этом отказали без объяснения причин.

"Я до сих пор не могу понять, что их заставило исключить из списка Окруашвили и остальных, – говорит адвокат Звиад Кордзадзе. – Какие там действовали процессуальные нормы рассмотрения этого вопроса, мне по сей день неясно".



Ираклий Окруашвили высказывает предположение, что в статусе политзаключенного ему отказали по указке сверху. В интервью еженедельнику "Квирис палитра" он признался, что успел сильно разочароваться в правительстве Бидзины Иванишвили.

"Я никогда не сомневался, что судьба всех связанных со мною дел – в прошлом, настоящем и в будущем – будет зависеть от политической конъюнктуры. Но я никак не ожидал, что черное они станут называть белым. Вот так цинично, одним махом мне в этом откажут", – говорит Окруашвили о решении парламента исключить его имя из списка политзаключенных.

Окруашвили, если окажется на свободе, сомневается, что сумеет быстро вернуться в политику. По его словам, ему понадобится год, а то и больше только на то, чтобы разобраться со своими личными делами. Но даже после этого Окруашвили сомневается, что сможет сотрудничать с Иванишвили. Такое сотрудничество исключают и многие в "Грузинской мечте". Депутат Гедеван Попхадзе является заместителем главы комитета по правам человека. Вместе с несколькими правозащитными организациями он занимался разбором дел политзаключенных. С самого начала Окруашвили в этом списке не было места, говорит Попхадзе. Опального министра он называет не иначе как "садистом", который помог Саакашвили создать "репрессивную машину".

"Вся его политическая биография построена на авантюрах. Если бы он не приехал раньше времени, немного подождал, его имя попало бы в список, пусть даже лично мне это не нравилось. Потому что никакой Окруашвили ни политзаключенный. Единственное, куда его нужно записать, это в список нахалов и мерзавцев", – говорит Попхадзе.

Сам Окруашвили утверждает, что на столь скорое возвращение его побудила тоска по родным краям. В интервью "Квирис палитра" он пожаловался, что его малолетние дети на грузинском стали говорить с французским акцентом. Следующей весной в его семье ожидается прибавление, и Окруашвили сильно переживает, что его ребенок родится в изгнании.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG