Accessibility links

Несмотря на то, что общественный резонанс, вызванный негативным восприятием строительства в Сухуме у самого берега моря четырнадцатиэтажного жилого комплекса в стиле а-ля «лужковский ампир», набирает обороты, едва ли данный проект будет скорректирован. Более того, я не сомневаюсь, что объект будет-таки отстроен. Так уж исторически сложилось, что если инвестор заручился поддержкой всевозможных чиновничьих структур, он может больше ни о чем не беспокоиться. А общественное недовольство в данной ситуации по степени своей эффективности можно сравнить с лаем собаки вослед уходящему каравану.

Тем не менее, реакция общества чрезвычайно важна. Да, со стройкой в живописном районе Синопа едва ли удастся что-то сделать, но аналогичные проекты в будущем явно потребуют большей активности от горожан.
Ведь в ближайшей перспективе власть наверняка разрешит негражданам страны приобретать недвижимость в Абхазии, и тогда подобные синопской стройке спорные объекты начнут появляться то тут, то там, как грибы после дождя. «Адлерский» стиль, воплощающий собой аляповатую помпезность и дурновкусицу, начинает исподволь завоевывать себе место под нашим солнцем. И этому надо сопротивляться всеми силами.

Заранее оговорюсь: неграждане, на мой взгляд, имеют полное право приобретать жилье в Абхазии. Но в отличие от правительства, которое фокусирует свое внимание исключительно на снятии ограничений в приобретении первичного жилья в надежде стимулировать строительный бум, я бы выбрал иной вариант. Вариант, при котором на начальном этапе свободной продаже может подлежать лишь вторичное жилье. Объясню, почему.

Конечно эта идея не столь доходна, как продажа жилья в новостройках. Однако она позволит обычным гражданам, владеющим излишками недвижимости, наконец-то их выставить на продажу. Таких квадратных метров и в Сухуме предостаточно, не говоря уже о Гудауте с Очамчирой, где в многоэтажках в вечернее время вы не насчитаете и десятка квартир, в окнах которых горит свет. В других, как правило, окон нет совсем, они зияют пустыми глазницами. У каждого, на первый взгляд, бесхозного жилья есть хозяин. Как правило, среднестатистический владелец не намерен ремонтировать свою заброшенную конуру даже в отдаленной перспективе, а уж тем более жить в ней. Эти предназначены исключительно для продажи. Местный их не купит, потому что не по карману, иностранец не берет (за редким исключением) из-за невозможности законно оформить сделку. Но в случае снятия табу для этой категории недвижимости пустые и неухоженные квартиры наконец-то «оживут». Новые хозяева, а это в основном будут россияне, их приведут не только в порядок, но и будут самыми дисциплинированными плательщиками различных коммунальных услуг. Иностранец в абхазских условиях всегда более законопослушен, нежели абориген.

С другой стороны, представим, что правительство сделало свой выбор в пользу первичного жилья. Сейчас, когда табу еще сохраняется, то есть, когда еще особого спроса на жилье нет, мы уже успели почувствовать, как новостройки возникают то в парковых зонах, то в прибрежной «красной» полосе. А что будет тогда, когда снимут запрет? Рекреационная зона – наше основное богатство - окажется безнадежно испоганена. Любой свободный клочок земли застроят, не моргнув глазом. Уверен, даже на столичную площадь Свободы при соответствующем предложении наши падкие на деньги чиновники выдадут пакет разрешительных документов со всеми необходимыми «законными» обоснованиями. Тем более, этот «закон» при отсутствии генплана застройки, градостроительного кодекса и всяких градостроительных советов напоминает собой пластилин. Можно лепить и лепить.

Вот пока мы не расставим все акценты по поводу того, как должны выглядеть наши города и поселки, разрешать приобретение первичного жилья иностранцам кажется несколько преждевременным. Если разрешение все же будет дано, Адлера не избежать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG