Accessibility links

"Грудой дел, суматохой явлений день отошел, постепенно стемнев. Двое в комнате. Я и Ленин – фотографией на белой стене". Без всякого труда воспроизвел сейчас по памяти эти патетические строки Владимира Маяковского из стихотворения "Разговор с товарищем Лениным", которые я, как и другие представители моего поколения, затвердил когда-то в школьные годы.

С чего вдруг вспомнились эти строчки? Думал просто о традиции вешать на стенах самых разнообразных помещений, в основном правительственных учреждений, портреты руководителей государства, прежних и нынешних. Разумеется, это отнюдь не только советская традиция, но в СССР она соблюдалась так неукоснительно, что вошла, наверное, в плоть и кровь жителей постсоветского пространства. В Абхазии, например, после обретения ею фактической независимости привычные в "присутственных местах" портреты Ленина, а также Брежнева-Андропова-Черненко-Горбачева сменил портрет основателя и первого главы современного абхазского государства Владислава Ардзинба.

Весьма необычная коллизия с этим обязательным атрибутом официальных помещений возникла в середине нулевых после смены одной властной команды другой. Избирательное противостояние 2004-2005 годов раскололо тогда абхазское общество, как говорится, до основания, причем наряду с более или менее толерантными, умеренными представителями обоих лагерей были и непримиримые. И я очень хорошо представляю себе затруднения руководителей многих организаций, которые оказались перед выбором: оставить висевший в служебных кабинетах портрет первого президента или заменить его портретом второго – Сергея Багапша? Придет к нему кто-то из непримиримых представителей того или другого избирательного лагеря – "багапшистов" или "хаджимбистов" – и как минимум натянутости, косых взглядов в разговоре не избежать. Я не шучу, все так и было, хотя, возможно, многими в нашем обществе за прошедшие годы подзабылось…


Но пришло соломоново решение! 14 мая 2005 года Владиславу Григорьевичу, который уже несколько лет был серьезно болен, исполнилось 60 лет, и новоизбранный Сергей Багапш приехал к нему домой, чтобы поздравить с юбилеем. К слову сказать, несмотря на весь предыдущий порой запредельный накал избирательных страстей, он в тот период не сказал в адрес первого президента ни одного "кривого" слова. И вот "главный фотограф" Абхазии Владимир Попов запечатлел эту встречу: они, улыбающиеся, даже смеющиеся, сидят рядышком на диване в ходе непринужденной беседы. Спустя время я увидел этот снимок на стене и в рамке в офисе фотоагентства "Абхазпресс-АРТФ", возглавляемого Поповым, и поместил его на первой странице газеты "Эхо Абхазии" через год, накануне дня, когда Владиславу Ардзинба исполнялся 61 год. В текстовке упомянул о предложении старейшего парламентария Владимира Ашхацава вывешивать в государственных учреждениях два портрета – и прежнего президента , и ныне действующего. И высказал мысль, что публикуемая фоторабота – может быть, еще более удачное решение: "Ведь оба абхазских лидера демонстрируют, что у них прекрасные взаимоотношения. И подают как бы этим пример своим самым непримиримым сторонникам…" Даже сообщал цену снимка – в рамке и без. Не собираюсь, разумеется, утверждать, что именно благодаря этой рекламе, но "двойной портрет" шел в те годы в агентстве на "ура" и украсил множество учреждений.

И вот 26 августа 2011-го третьим президентом Абхазии после ухода из жизни Сергея Багапша был избран его многолетний политический соратник Александр Анкваб. На следующий день в ЦИКе РА состоялась его пресс-конференция для абхазских и зарубежных журналистов, в конце которой президент гильдии профессиональных фотографов СМИ России Сергей Лидов преподнес в подарок Александру Золотинсковичу его большой фотопортрет, сделанный им за три года до этого, в день признания Россией независимости Абхазии в 2008-м. (После этого я слышал, что предусмотрительный фотограф, конечно, привез в Абхазию на всякий случай и точно такие же портреты обоих соперников Анкваба на выборах). "Моя первая реакция на этот снимок была такая – я сказал: "О! Настоящий дуче! – прокомментировал, рассматривая его, президент Анкваб. Чем собственный портрет напомнил ему Бенито Муссолини, каким мы знаем его по известным нам кадрам кинохроники? Возможно, тяжелым "волевым" подбородком?

Вот уже почти полтора года он – законно избранный президент страны. И вот как-то недавно я задумался о том, что не замечал в учреждениях его портретов. Не скажу, что я часто бываю в этих самых "присутственных местах", возможно, в каких-то кабинетах они и есть, но, повторюсь, мне не попадались. Почему так? Возникли самые разные предположения, но когда поделился своим наблюдением с одним приятелем, тот поведал мне следующую историю. Оказывается, заинтересованных в приобретении портретов действующего президента Абхазии было немало, но когда к нему обратились с просьбой утвердить свой "канонический" фотоснимок, тот не захотел это делать. Во всяком случае, каждый раз уходя от разговора, так до сих пор и не сделал.

Ситуация, на мой взгляд, неоднозначная. С одной стороны, это проявление скромности главы государства, которая многим в обществе наверняка будет импонировать. А с другой – не ложная ли это скромность, ведь портреты президента страны в госучреждениях – это не им заведенная традиция, ставший привычным атрибут государственности…

Меня заинтересовало мнение на этот счет окружающих, и я провел сегодня телефонный мини-опрос. Вот какие мнения выслушал. Елена Лолуа, журналист: "Думаю, это все же идет ему в актив. Александра Анкваба и так все знают; принесет ли ему дополнительный авторитет то, что в каждом кабинете будут его портреты? Наоборот, на этот авторитет, скорее, будут работать разговоры о том, что он не хочет повсюду "красоваться". Нугзар Агрба, гендиректор ГК "Абхазхлеб": "С одной стороны, это действительно проявление скромности. Но здесь ее не должно быть. Вот вчера у меня на работе были представители Краснодарского края. Наверняка они ожидали увидеть в моем кабинете портрет президента Абхазии, подобно тому, как у них висят портреты Путина. Но где мне его взять? А портрет прежнего президента я, естественно, со стены давно снял". Роин Агрба, блоггер: "Уверен, что эта ситуация идет президенту в пассив. Как индивид Александр Золотинскович, конечно, волен поступать в данном случае, как ему нравится, но как руководитель государства должен подчиняться неписаным законам, которые приняты".

Сегодня у Александра Анкваба – 60-летний юбилей. (Его предшественник отмечал такой же 4 марта 2009-го). Его поздравили Владимир Путин, другие главы государств и официальные лица. В Абхазии же сегодня, наряду со звучащими поздравлениями, продолжается обсуждение вчерашнего Послания парламенту, причем многие комментаторы отмечают "точную выверенность" его речи, где кое-что необходимо читать между строк. А еще, к сожалению, этот день в республике омрачен паническими ожиданиями новых сейсмических толчков. Незадолго до трех ночи было два новых подземных толчка, почти той же силы, немногим менее шести баллов, как и вечером 23 декабря. Почти все в Сухуме проснулись, многие провели после этого остаток ночи на улице…

А сегодня с утра каких только разговоров не велось: и про семь, и даже про девять ожидаемых баллов. Настроения куда более тревожные, чем два дня назад. Около трех часов дня я получил от "Аквафона" SMS-сообщение, что УЧС республики опровергает эти прогнозы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG