Accessibility links

"Дуремары" и "дуремарши"


Весь день телевизионщикам приходилось убеждать телезрителей, что никакой информации о будущих подземных толчках телестудия не распространяла

Весь день телевизионщикам приходилось убеждать телезрителей, что никакой информации о будущих подземных толчках телестудия не распространяла

Сегодня проснулся в девять утра и проснулся счастливым. Ночь прошла спокойно, и я, наконец, отоспался за предыдущую "сиреневую ночку". Тогда незадолго до трех часов меня разбудил истерический голос жены: "Снова началось!" Не сразу, но дошло, что речь о землетрясении.

В воскресенье, 23 декабря, около шести вечера нас в первый раз здорово тряхануло. (Землетрясение 10 декабря близ Анапы в 4,8 баллов по шкале Рихтера в Абхазии вообще не почувствовали, узнал о нем из интернета только на днях). В тот воскресный вечер на меня чуть не попадали скрежещущие книжные полки, а люстра стала раскачиваться, как качели, и я сказал домочадцам, что надо срочно спускаться во двор, сам же остался дома. На этот раз они сами устремились с четвертого этажа вниз, на ходу одевая полугодовалую дочку в теплый комбинезон. И на этот раз, ночью, мне пришлось последовать за ними. Мы вместе с семьей из другого подъезда забились в их легковушку, где работала печка: всего в салон набилось, включая детей, семь человек. Многие из нас тут же начали созваниваться с родственниками и друзьями по мобильникам. И во время одного из разговоров соседка воскликнула: "Что, еще трясет? А мы ничего не почувствовали". Мы и впрямь ничего не почувствовали сидя в машине, но потом узнали, что действительно спустя около десяти минут после первого был второй толчок, почти такой же силы, около 5,5 баллов.


Кроме нас, никто из соседей по нашей многоэтажке спускаться во двор не стал, но почти все, как потом рассказывали, проснулись. Зато вскоре мимо нас по переулку проехали одна за другой три переполненные легковушки. Поскольку все транзитные машины ездят рядом по трассе Черноморского шоссе, мы поняли, что на этих легковушках уезжали в более безопасные места, наверное, в села, жители соседних домов.

Чтобы скоротать время в салоне, я начал рассказывать, как 21 декабря у нас дома были гости, большую часть которых составляли сотрудницы Торгово-промышленной палаты РА, одна другой красивее и умнее. Поскольку тема обсуждавшегося во всем мире конца света носилась в тот день в воздухе, я, произнося первый тост, объявил: "По уточненным данным, конец света наступит через двадцать минут. И те из взрослых, кто будет к этому моменту пьян, попадут прямиком в рай, а те, кто трезв, – в ад. Так что время терять нельзя". Застолье прошло очень весело, причем мы постоянно прикалывались над некоторыми своими знакомыми, кто на полном серьезе рассуждал о грядущем апокалипсисе. Но я представляю, что было бы с нами, да и со всеми жителями Восточного Причерноморья, тряхани нас не 23-го, а на двое суток раньше. И, слава тебе, Господи, что почти никто из окружающих не читал, как я, некоторые публикации в СМИ, где говорилось, что предсказание майя выпадает на самом деле не на 21, а на 21-23 декабря 2012-го!

Спустя полчаса сидеть в машине мне уже надоело, и я поднялся домой, оставив своих на попечение соседей. Заснуть даже не пытался, а вышел в интернет, чтобы посмотреть первые сообщения о случившемся. СМИ еще не успели отреагировать, но в социальных сетях шло обсуждение новых толчков. Израильский раввин и политолог Авраам Шмулевич давал встревоженным "фейсбучным" полуночникам практические советы: ложитесь спать в одежде и поставьте рядом сумку с самым необходимым, чтобы в случае чего незамедлительно покинуть помещение. Я написал ему письмо, в котором, в частности, поблагодарил за участие…

А днем нас всех в Абхазии ждало новое испытание – паника, охватившая общество. Почему-то на следующий день после землетрясения 23 декабря не было ничего такого. А тут… Может быть, дело в том, что ночной стресс всегда сильнее. А еще умами людей овладела мысль, что раз произошел повтор, то это будет продолжаться и дальше. А главное – нашлись "дуремары", которые стали распространять слухи типа того, что в два часа дня произойдет землетрясение силой семь баллов, или, скажем, в три часа – силой вообще в девять баллов. В начале таких цепочек дезинформации, по-видимому, стояли "шутники"-идиоты, а дальше, благодаря мобильной связи, эти панические слухи распространялись по городам и весям, как лавина. Темнота человеческая не позволяла многим понять, что такие предсказания сегодня невозможны. Причем, ссылались на сообщения телевидения, на рекомендации УЧС… Были среди распространяемых телефонных сообщений и правдивые: о том, что то там, то там школьников, сотрудников разных коллективов распускают по домам. Но что это доказывало? Что новые толчки и впрямь будут? В четвертом часу дня я получил на мобильник успокаивающую эсэмэску от "Аквафона", что УЧС республики призывает не поддаваться паническим настроениям, что никто никаких толчков не предсказывал. Поспешил сообщить об этом жене, которая только что вернулась с ребенком с многочасовой прогулки по соседним улицам (благо, день был солнечный и довольно теплый). И тут у нее зазвонил телефон. Ее родственник, весьма солидный человек, встревоженным голосом сказал, чтобы она незамедлительно выходила с ребенком на улицу, через десять минут снова затрясет, и гораздо сильнее, чем раньше. Ну, что мне было делать? Убеждать ее, что наука не способна такое предсказывать? Говорить: "Нет, сидите дома"? Пришлось снова тащить детскую коляску по лестнице вниз…

В полвосьмого вечера выпуск новостей канала "Абаза-ТВ" начался с сообщения о том, что сегодня весь день сотрудникам редакции приходилось отвечать на телефонные звонки телезрителей и убеждать их, что никакой информации о будущих подземных толчках телестудия не распространяла.

Обсуждение вчерашней паники продолжалось и сегодня. Только что один приятель, работающий в здании кабинета министров по улице Званба, 9, рассказал, как около четырех дня он входил в это здание, и вахтер ему поведал: часа два назад по лестнице скатилась и выплеснулась наружу целая куча, несколько десятков сотрудников. Бежали, обгоняя друг друга, потому что кто-то пустил слух о новом толчке в 7 баллов. "Но сотрудников нашего министерства, – уточнил не без гордости приятель, – среди них не было".

А одна родственница, пересекавшая вчера границу по Псоу, рассказала, как, стоя в очереди к окошку паспортного контроля, слышала рядом разговор "тачкистов": ожидается, мол, землетрясение в 12 баллов (!)…

А еще сегодня утром, зайдя в интернете к себе на электронную почту, прочел среди вчерашних поздравлений с днем рождения (у меня он, так уж получилось, совпадает с днем рождения президента Абхазии Александра Анкваба) письмо председателя Госкомитета по экологии и природопользованию РА Романа Дбара. А Роман Саидович, должен сказать, постоянно фигурировал вчера в выпусках новостей Абхазского телевидения и "Абаза-ТВ" и своим поставленным рассудительным голосом успокаивал встревоженное сейсмоопасностью население. На его поздравление: "С Днем Рождения! Сил! Здоровья! Удачи! И Усп'Эхо'в во всех делах!" я ответил: "Роман, спасибо, у тебя было самое оригинальное поздравление. А еще в эти стрессовые дни ты был самой популярной личностью в Абхазии, телезрители внимали тебе как богу".

В одной публикации российского автора об уже "состоявшемся" на днях конце света встретил следующее рассуждение. Может, мол, и есть тут некая польза: в том, что люди, отвлекаясь от суетного, земного, задумываются о неизбежной конечности своего бытия. Я же, вспоминая сейчас недавние и 21, и 23, и 26 декабря, думаю о другой пользе. Конечно, в отличие от мифического конца света, землетрясение может стать огромной реальной трагедией для множества людей, но в то же время и то и другое – хорошая лакмусовая бумажка, способная выявлять в окружающих тебя людях глупость.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG