Accessibility links

Гия Тортладзе – альпинист, который верен своим принципам


Сейчас альпинист и политик Тортладзе готовится к новому восхождению в Гималаях

Сейчас альпинист и политик Тортладзе готовится к новому восхождению в Гималаях

Сегодня герой нашей рубрики "Гость недели" – грузинский альпинист Гия Тортладзе, который известен не только как покоритель высочайших вершин мира, но и как человек, пытающийся рассказать миру о своей стране и ее проблемах. Сейчас альпинист готовится к новому восхождению в Гималаях, и говорит, что останется верным своим принципам.

Кети Бочоришвили: Батоно Гия, была информация о том, что вы покорили вершину Аконкагуа в одиночку.

Гия Тортладзе: Действительно, приблизительно два году тому назад я был в Аргентине и покорил три горы: Мерседарио, Охос-дель-Саладо – это высочайшая точка высочайшего вулкана мира (6 880 метров) – и Аконкагуа, на которой я раньше бывал – 6 970 метров. На эти три горы я поднялся в одиночку и взял с собой флаг, на котором написано "Грузия без оккупантов". После этого через год я еще раз поднялся на Аконкагуа, затем на вершину Бонете и опять водрузил этот флаг. Весной этого года, 19 мая, я взошел на высочайшую вершину мира – Эверест – и тоже с этим флагом. В октябре, буквально два месяца тому назад, я опять осуществил восхождение на Килиманджаро, опять-таки с этим флагом, но с надписью на английском языке. Кроме этого, я собираюсь в будущем на одну из высочайших гор мира Макалу в Непале. Высота этой горы 8 463 метра, и туда я тоже беру этот флаг. Мы едем в составе большой международной экспедиции. Я являюсь руководителем этой экспедиции.

Кети Бочоришвили: Кто будет вместе с вами?

Гия Тортладзе: Посмотрим, человек восемь. Переговоры пока ведутся. Грубо говоря, 8-10 человек из Европы, Америки, Австралии и т.д., но плюс еще со мной поедут, наверное, несколько непальцев.

Кети Бочоришвили: Те люди, которые с вами поднимутся туда, вы их, наверное, знаете, не раз с ними покоряли вершины?

Гия Тортладзе: Некоторых знаю, некоторых – нет. Для меня это не имеет значения, потому что я поеду, наверное, с непальцами, и там уже, когда собирается экспедиция, решается вопрос на месте, кто как хочет подняться на гору: кто-то хочет подняться без кислородного оборудования, кто-то хочет с кислородом, кто-то в одиночку, а также зависит от того, кто как быстро закончит акклиматизацию. Так что не обязательно, что эти люди вместе поднимутся на гору. Может, по двойкам будем идти, может – по тройкам, может – все вместе. Ну, как получится. Это зависит от состояния здоровья членов экспедиции и т.д.

Кети Бочоришвили: Я почему у вас спрашиваю. Если это знакомые вам люди, то, может быть, они знают о ситуации в Грузии, может, они разделяют ваши политические взгляды, хотя они и иностранцы?

Гия Тортладзе: Я заранее ничего не могу сказать. У каждого человека, который поднимается на гору, есть своя атрибутика. Некоторые берут с собой разные флаги, некоторые – рисунки, знаки, гербы своих спонсоров и т.д. Так что никто не знает заранее, кто чем дышит. На месте будем смотреть. У меня однозначно будет этот флаг. Это моя акция, я никому ее не навязываю. Может быть, многие люди видели потом мой фильм, как я поднимался на Эверест. В Катманду у меня были еще и стикеры, которые я развесил по городу, в гостиницах. Так что очень многие люди, я видел, фотографировались возле моих стикеров. Многие меня приветствуют. Кто-то спрашивал про оккупацию, просто у них не было информации.

Кети Бочоришвили: Вы упоминали фильм. Это те видеокадры, которые вы снимаете при каждом восхождении?

Гия Тортладзе: Нет, это не видеокадры. Я снимаю фильмы. Я закончил, кстати, сейчас документальный 52-минутный фильм "Эверест – двойной выстрел". Был показ в кинотеатре "Руставели", на котором было человек 500, зал был полон. Сейчас работаю над фильмом о восхождении на Килиманджаро и Аконкагуа, буквально через неделю закончим. У меня будут еще показы в университете, у них огромный зал на 700 человек. Этот фильм также будут показывать по телевидению на Первом канале – не только первый, но и второй фильм, который я закончу буквально через 8-9 дней.

Кети Бочоришвили: У меня еще к вам вопрос. В той же информации было написано, что эти ваши действия вызывали встречные действия абхазских альпинистов...

Гия Тортладзе: Я не знаю, что они несут с собой, во всяком случае, насчет деоккупации они ничего не говорят. Они сами, наверное, не могут осуществить восхождение на Аконкагуа, собираются это сделать с Нильсоном – это знаменитый альпинист. Я ему послал открытое письмо о том, что они несут государственный флаг. У меня есть повод, почему я несу флаг с призывом "Грузия без оккупантов", потому что моя страна оккупирована. А вот почему абхазы не считают, что их страна тоже оккупирована российскими войсками, мне абсолютно непонятно. Тем более что там, где провели этночистку, и грузин вообще не осталось, стоят войска ФСБ и пограничные войска. Почему они считают, что сегодня независимы, мне это непонятно.

Кети Бочоришвили: Что вы ощущаете, что это вам дает?

Гия Тортладзе: Когда поднимаюсь на высочайшие горы, а потом делаю фильмы, показываю эти фильмы людям в Интернете. Весь мир узнал, что есть такой альпинист, страна которого оккупирована, узнал, и кто поднял флаг на эту гору. Для меня это очень важно, потому что очень многие люди обращают на это внимание.

Кети Бочоришвили: Вы уже давно занимаетесь этим делом?

Гия Тортладзе: Я занимаюсь альпинизмом более 35 лет.

Кети Бочоришвили: Когда-нибудь раньше вы вместе с абхазами или с осетинами поднимались в горы?

Гия Тортладзе: С абхазами я никуда не поднимался, а вот в Гималаях мы совершали восхождение в одно и то же время, но только не с цхинвальскими осетинами, а с северокавказскими. Но тогда у меня таких флагов не было.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG