Accessibility links

2012 год: от прессинга оппозиции до "тюремного" скандала


Тяжелым минувший год оказался для пенитенциарной системы Грузии

Тяжелым минувший год оказался для пенитенциарной системы Грузии

Минувший год в Грузии вновь прошел на фоне массовых нарушений прав человека. В их числе допросы сторонников политических партий и их увольнения, столкновения на религиозной почве, преследование журналистов и разгон шествия в день борьбы с гомофобией. К концу года после смены власти было признано и наличие в стране политзаключенных.

Предвыборная кампания перед парламентскими выборами 2012 года сопровождалась массовыми нарушениями прав сторонников оппозиции. Созданный при Контрольной палате (ныне Госслужба аудита) департамент финансового мониторинга партий делал все для того, чтобы перекрыть каналы финансирования оппозиции. В марте сотрудники департамента начали массовые допросы активистов и просто сторонников оппозиционных сил. По официальной версии, целью было выявление случаев политической коррупции. Правда, допросам подвергались преимущественно сторонники партий, входящих в ныне правящую, а тогда оппозиционную коалицию "Грузинская мечта".

В целом многочасовые "беседы" выглядели, как попытки выяснить, насколько финансово обеспечены активисты, и действительно ли они могли перечислить деньги на счета партий. Однако оппозиционеры не сомневались, что целью властей было запугивание населения, и как результат – лишение оппозиции финансовых средств. Именно поэтому допросы и обыски часто выходили за рамки приличий – допрашиваемых подвергали унизительным процедурам. Рассказывает Ия Мамаладзе:

"Каждого вошедшего в здание заставляют снимать обувь, носки, проверяют металлодетектором. Здание было оцеплено полицией и представителями силовых структур в штатском, и в таких условиях людям приходится давать объяснения! Когда Контрольная палата подобными методами проводит допросы десятков людей, это сеет лишь страх и исключает возможность в будущем говорить о свободных выборах".

За допросами последовали аресты собственности многих активистов, обвиненных в незаконном финансировании партий.

Эти действия Контрольной палаты вызвали шквал критики со стороны местных и международных правозащитных организаций, а также политиков – в частности, друг за другом последовали заявления содокладчиков ПАСЕ по Грузии и делегации Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

Тяжелым минувший год оказался для пенитенциарной системы Грузии. Согласно докладу Народного защитника, смертность заключенных возросла так же, как и увеличилось количество фактов неподобающего обращения с ними.

Распространенные телеканалами в сентябре кадры насилия над заключенными в Глданской тюрьме с уверенностью можно назвать важнейшим событием 2012 года. То, о чем в течение последних лет неоднократно говорили правозащитники, зрители увидели на экранах своих телевизоров. В результате властной команде Саакашвили пришлось произвести большие перемены в системе. Министр исполнения наказаний был отправлен в отставку, обращение с заключенными существенно улучшилось, появилась гражданская группа мониторинга тюрем. Однако эти действия все равно не смогли предотвратить поражение "Национального движения" на выборах.

После победы "Грузинской мечты" было признано наличие в стране политзаключенных. Сегодня они продолжают оставаться в заключении, т.к. в конце года президент Саакашвили наложил вето на принятый парламентом закон о масштабной амнистии.

Не обошлось в 2012 году и без шумных скандалов вокруг смертей заключенных. В мае общество буквально всколыхнула смерть жителя Кобулети Зураба Делианидзе. Его супруга Кетино Беридзе была уверена, что муж умер от побоев:

"Труп уже начал разлагаться. Я не узнала его, сказала, что это не мой муж. Позвоночник был сломан, у него были ужасные кровоподтеки. Я уверена, что его сильно пытали. У покойника глаза открыты. Если бы он был болен и скончался в кровати, кто-то закрыл бы ему глаза".

Тогдашнее руководство Министерства по исполнению наказаний заявило, что причиной смерти стало венерическое заболевание.

Большой шум вызвала и гибель Соломона Кимеридзе в здании отделения полиции Хашури. Согласно версии МВД, Кимеридзе случайно перевалился через перила лестницы внутри здания полиции и скончался от полученных травм. Однако правозащитники отказывались верить этой версии и требовали расследования дела. Были подозрения, что 45-летнего жителя Квишхети просто убили. Спустя несколько месяцев после смерти Кимеридзе члены семьи рассказали, как полиция, угрожая, запрещала им давать интервью журналистам.

Последним, кстати, в минувшем году тоже пришлось не сладко. Предвыборная кампания сопровождалась массовыми преследованиями журналистов "9-го канала" и "Инфо 9". Корреспондентов обеих компаний, которые принадлежат супруге Бидзины Иванишвили, преследовали люди, называвшие себя журналистами, и не давали им возможности исполнять свои обязанности.

Неудачным прошедший год оказался и для проживающих в Грузии разного рода меньшинств. Стычки на религиозной почве одна за другой произошли в двух селах. Сначала 2 ноября в Гурии, в селе Нигвзиани – там местные православные не позволили мусульманам, экомигрантам из Аджарии, провести молитву в молитвенном доме. Государство вмешиваться в конфликт отказалось. Министр юстиции Тея Цулукиани заявила, что стратегия нового правительства – решение таких конфликтов несиловым путем. Дело передали в руки религиозных лидеров.

Однако такая стратегия себя не оправдала. Через несколько недель, 30 ноября, конфликт на религиозной почве произошел в Цинцкаро, в регионе Квемо Картли. Сценарий тот же – христианское население вступило против того, чтобы местные жители-мусульмане совершали свои обряды в молитвенном доме.

Чтобы предотвратить повтор инцидентов, несколько раз по пятницам в Цинцкаро приезжали правозащитники и дежурили во время молитвы. В день пятничной молитвы это село посетил и посол США Ричард Норланд, своим присутствием указав на важность для американской стороны соблюдения свободы вероисповедания в Грузии:

"Соглашение между мусульманским и немусульманским населением этого села достигнуто. Они (православные) позволят мусульманам возобновить регулярные пятничные молитвы, и это сегодня произошло".

Против этих столкновений выступил и премьер-министр Бидзина Иванишвили, заявив, что в Грузии защищены права всех меньшинств.

В 2012 году досталось и участникам шествия, посвященного дню борьбы с гомофобией – 17 мая. Члены организации "Союз православных родителей Грузии" и священнослужители преградили путь шествию, начали сначала оскорблять его участников, потом в дело пошли кулаки. "Православные родители" и их сторонники избивали активистов, ломали транспаранты и рвали радужные флаги.

Инцидент вызвал серьезный резонанс. По проблеме высказались Народный защитник, посол США. Грузинская патриархия заявила, что к случившемуся никакого отношения не имеет.

Год был отмечен и беспрецедентным количеством манифестаций. Вскоре после парламентских выборов металлурги, шахтеры, водители, железнодорожники, а также представители многих других профессий объявили забастовку. Главные требования – повысить зарплату, улучшить условия труда, обеспечить страхование. Чтобы урегулировать хотя бы часть этих претензий к работодателям, парламент нового созыва уже начал работу над новым Трудовым кодексом, который в отличие от действующего будет лучше защищать права работников.

Конец 2012 года был отмечен арестами высокопоставленных чиновников, которые вызвали серьезную обеспокоенность в странах Запада. Международные политики один за другим советовали новой властной команде вести процессы максимально прозрачно, а задержания производить на основании неопровержимых доказательств.

Прошлую власть неоднократно обвиняли в фабрикации улик. Не удалось избежать этого обвинения и новому правительству. Бывшего начальника Генеральной инспекции МВД Тенгиза Гунава сперва обвинили в приобретении и хранении наркотиков, а затем – в превышении служебных полномочий. Гунава заявил, что наркотики ему подложили. На основе заключения Генинспекции МВД по обстоятельствам ареста Гунава министр внутренних дел Грузии уволил пять сотрудников Центрального департамента криминальной полиции.
XS
SM
MD
LG