Accessibility links

Грезы о несменяемости


Судьи стали периодически избираться на очередной срок после референдума 1999 года, который был совмещен с первыми в истории Абхазии выборами главы государства

Судьи стали периодически избираться на очередной срок после референдума 1999 года, который был совмещен с первыми в истории Абхазии выборами главы государства

В одном из своих недавних репортажей на "Эхо Кавказа" я признался, что периодически возникающая в абхазском (да, конечно, и не только в абхазском) обществе тема перехода от президентской республики к парламентской обычно навевает на меня скуку. Если не сказать: вызывает раздражение. Ибо если одними здесь движут их сегодняшние внутриполитические интересы, что, в общем-то, можно понять, то другими, думается, – наив и слабая способность к аналитическому мышлению. Подобный этому "наив" нашел отражение в известной русской поговорке "там хорошо, где нас нет". Причем не только в пространстве, но и во времени, потому-то таким людям и кажется, что каждый новый правитель хуже предыдущего, не говорю уже о траве, которая в их молодости была намного зеленее, чем сейчас…

Мне понравилась метафора, которую использовал недавно руководитель Центра стратегических исследований при президенте РА Олег Дамениа, сказав по поводу существующей у части общества тяги к перекройкам Конституции: "Порой мне кажется, что мы похожи на того наездника, который все время в связи со своими неудачами хотел поменять коня, не обращая внимания на то, что сам он плохой наездник". А сегодня в голову пришло другое сравнение: может быть, даже больше эти люди напоминают слабого шахматиста, которому думается, что у него все получится после смены цвета фигур".


Примерно такое же отношение у меня и к часто поднимаемой теме возвращения к несменяемости судей. Напомню, что судьи у нас стали периодически избираться на очередной срок после референдума 1999 года, который был совмещен с первыми в истории Абхазии всенародными выборами главы государства. На референдум тогда были вынесены два вопроса: об одобрении Конституции 1994 года, которая провозгласила Абхазию независимым государством, и о сменяемости судей. Судебный корпус тогда был, конечно, весьма недоволен вынесением последнего вопроса на референдум, пытался протестовать, в том числе и в прессе, но Владислав Ардзинба своего решения не изменил. Любопытно, что сегодня среди тех, кто всячески пропагандирует идею возвращения к несменяемости судей, видя в ней непременное условие подлинной независимости судебной ветви власти, весьма много оппозиционеров, которые являются апологетами первого президента Абхазии и не устают восхвалять его политику. Но о том, что именно он был инициатором отказа от принципа несменяемости, они или благополучно забыли, или, что гораздо вероятнее, просто предпочитают не упоминать.

Не скажу, что сам я являюсь поборником того или иного: сменяемости или несменяемости судей. Разумеется, очевидны ситуации, когда эта несменяемость идет во благо обществу и государству: например, исполнительная власть, привыкшая диктовать судебной "правильные", на ее взгляд, решения, и хотела бы сменить непослушного судью на управляемого, да законодательство не позволит… Ну, а по-другому в жизни разве не бывает? Все, допустим, знают, что судья Имярек – махровый взяточник, но несменяемость защищает его, вот он и творит до конца дней своих что захочет.

Стоп! Как-то на днях, когда я стал развивать изложенные мысли в разговоре со знакомым абхазским судьей, тот возразил: принцип несменяемости вовсе не означает, что судья будет пожизненно оставаться в своей должности. Стоит большинству членов ККС (квалификационной коллегии судей) проголосовать по результатам, скажем, рассмотрения какой-то жалобы против него, и судья Имярек станет бывшим судьей. Так стоит ли тогда этот самый принцип стольких сломанных из-за него копий?

Ясно, мне кажется, одно: ни сменяемость, ни несменяемость судейского корпуса сами по себе не являются панацеей от судейского брака, гарантией высокого уровня правосудия в стране. Мой собеседник, кстати, отнюдь не является активным сторонником несменяемости, хотя и не хочет эту свою позицию афишировать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG