Accessibility links

Владимир Ванеев: "Это было неслыханное рабство для нас"


Писатель Владимир Ванеев

Писатель Владимир Ванеев

Книга Владимира Ванеева "Белые облака на черном небосклоне" попала в лонг-лист Всероссийской общенациональной премии "Золотой Дельвиг". Эта литературная премия была учреждена редакцией "Литературной Газеты" в 2004 году. В произведении Ванеева представлены воспоминания автора – бывшего политзаключенного, руководителя югоосетинской подпольной молодежно-патриотической организации "Справедливость". Она была основана в 1949 году. Через два года Ванеев был осужден Верховным судом Грузинской ССР сроком на 25 лет. Отбывал наказание на Крайнем Севере. Реабилитирован в 1954 г. решением Верховного Суда СССР.

Ирина Келехсаева: Скажите, пожалуйста, когда ваша подпольная организация "Справедливость" начинала свою деятельность, сколько вам было лет?

Владимир Ванеев: 19 лет. 18-19 лет, вот так.

Ирина Келехсаева: Почему вы создали эту организацию, сколько вас было человек, и что вами двигало тогда?


Владимир Ванеев: Это было неслыханное рабство для нас. Грузинский шовинизм повсеместно старался уничтожить национальную культуру осетин. Полным ходом шла ассимиляция: закрывали школы, в командном порядке осетинскую письменность перевели на грузинский алфавит. Снимали с постов достойных представителей осетинского народа. Но это еще не все – здесь все ключевые посты занимали грузины.

Ирина Келехсаева: О каких годах идет речь?

Владимир Ванеев: Это началось после 1937 года. Это не надо забывать. 37-й год прошлого века – это страшнейший период в истории всех советских народов. В тот год Сталин (Джугашвили) уничтожил цвет российской интеллигенции, и не только российской. Это рабство невозможно передать простыми словами. Я сам родился в 1930 году, мне тогда было 7 лет. В 1939 году произошла замена алфавита, в 1944 году стали закрывать осетинские школы. А потом мы осознали, что это гибель нации. Вот что это у нас было? Это был всеобщий протест осетинского народа. И мы думали, что об этом Москва ничего не знает. Потому что мы были наивными. А главные шовинисты, оказывается, сидели там – Сталин и Берия. А нам казалось, что если Москве станет все это известно, то они приедут и наведут здесь порядок, восстановят нашу культуру. Нас тогда было четверо. Штаб был в квартире Хазби Габуева, потому что его мать работала, сестра была маленькая. Комната его часто была свободной. Мы сидели и обсуждали там эти вопросы, писали прокламации. Цель – выразить протест всего осетинского народа.

Ирина Келехсаева: Вас было всего четверо, вы чувствовали поддержку в обществе?

Владимир Ванеев: Простой народ всегда поддерживал эти вещи, а что касается чиновников, они были настоящими предателями. Мы распространили эти листовки. Второй раз это произошло в юбилей вождя, в день его 70-летия. Это был грязнейший человек. Вот сейчас многие говорят, что развал Советского Союза начался с Хрущева. Нет, он начался в 1937 году. СССР развалил Сталин своими грязнейшими антинародными действиями.

Ирина Келехсаева: Вас арестовали. Вы знаете, кто на вас донес?

Владимир Ванеев: Это остается тайной по сегодняшний день, мы не смогли это установить. Мне дали 25 лет, а всем остальным по 10 лет. Мы не признали себя виновными. Как они не старались поставить нас на колени, мы не отказались от своей идеи. Все в один голос говорили, что это наш народ, гибнет наша культура, а мы ее защищаем. Я отбыл три года в Воркуте. А после смерти Сталина положение резко улучшилось. Хрущев освободил почти всех заключенных, не только нас. В 1954-м нас освободили. И вот тогда мы все, кроме Хазби, вернулись. Когда мы вернулись, местные власти нас ненавидели. Это была такая страшная ненависть, будто бы мы продали нашу родину и стали ее злейшими врагами.

Писать эту книгу я начал, будучи студентом второго курса нашего института. Это 1955-56 гг. Тайно, никому об этом ничего не говорил. Просто собирал материалы. Тогда эту книгу было невозможно издать. И тогда следили за каждым моим шагом. Это продолжалось во время учебы в институте, и потом, когда начал работать в НИИ. Окончил я институт на "отлично". Целый год ходил без работы, близко меня никуда не подпускали. Это была страшная ненависть. Жили мы в деревянном доме, мама была медсестрой, она работала и кормила меня. А что она получала?! Называли меня случайным человеком. Вот так меня презирала местная власть, а простой народ боготворил. Эту книгу я тогда написал. Ну, конечно, она была меньше. В процессе я бросал работу над книгой, потом снова начинал. Книга недавно вышла, в 2012 году. Я над ней работал почти 40 лет. Так что это просто мои воспоминания.

Ирина Келехсаева: Сколько людей в Южной Осетии было репрессировано? Есть у вас цифры?

Владимир Ванеев: Более 400 человек. Но на остальных я материалы не смог найти. Это у нас здесь, а в Северной Осетии их было тысячи. Вот, помнишь, здесь в книге есть отрывок из "Архипелага ГУЛАГ" Солженицына: "Центр обязал чекистов Осетии арестовать и уничтожить 500 буржуазных националистов. Тут же из Осетии поступило заявление: 500 для нас мало, добавьте еще 250". На самом деле тысячами репрессировали людей. Из них 12 женщин. Сажали просто, без всякой вины. Они сами не знали, за что их арестовывают. Вот, например, Санакоев Гаврил. Он написал учебник географии на осетинском языке. Осудили его на 10 лет, и жена поехала к нему. Она работала с мамой. И она мне рассказывала, что когда она встретилась с ним, он спросил: а что говорят там, за что меня арестовали? Они не знали, за что их арестовали. А на самом деле за то, что они были представителями интеллигенции. Такие репрессии были в государстве тогда везде. Но в Грузии они имели специфический оттенок. Грузины уничтожали тех осетин, которые боролись с ними в 1920 году, и которые в какой-то форме могли защитить осетинский народ. Статья этого мерзавца (Сталина) о врагах народа предоставила им такую возможность. И они фактически уничтожили цвет осетинской интеллигенции.

Ирина Келехсаева: А как ваша книга стала номинантом на российскую премию "Дельвига"?

Владимир Ванеев: Дмитрий Медоев (посол РЮО в России) позвонил мне из Москвы и сказал, что они хотят представить книгу на соискание. Я был категорически против этого.

Ирина Келехсаева: Почему?

Владимир Ванеев: Ну кто я такой в масштабах России? Он настоял, сказал, что "нет, все, выставляем". Отобрали уже 90 соискателей на эту премию. Я сказал, ну, если получится, то получится. Дай Бог вам здоровья!

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG