Accessibility links

Стратегический вектор прежний, но без "националов"


Стратегический вектор, нацеленный на Запад, никуда не денется, разве что станет прагматичным и лишенным завышенных ожиданий

Стратегический вектор, нацеленный на Запад, никуда не денется, разве что станет прагматичным и лишенным завышенных ожиданий

ВАШИНГТОН---МИД Грузии приступил к серьезному кадровому обновлению дипломатического корпуса страны. В начале наступившего года официальный Тбилиси отозвал пять своих послов. В скором времени планируются новые замены. Означает ли это "смену вех" в грузинской внешней политике? И в какой степени это кадровое обновление является продолжением внутриполитической борьбы?

В новый 2013 год МИД Грузии решил войти с новыми дипломатами. На сегодняшний день отозваны послы в ОБСЕ и Австрии, Китае, Латвии, Венгрии. Особенно следует отметить ситуацию вокруг посольства в США. Соединенные Штаты занимают во внешней политике Грузии особое место. Дипломатическая работа в этой стране для Тбилиси по определению является важным политическим назначением. До недавнего времени на посту посла в Вашингтоне находился бывший министр по реинтеграции Грузии Темур Якобашвили, известный своей последовательной поддержкой действующего президента Михаила Саакашвили и критикой нового правительства.


При этом официальная мотивация кадрового обновления выглядит противоречивой. С одной стороны, по словам руководителя грузинского МИДа Майи Панджикидзе, нынешняя смена дипломатов – обычная ротация. С другой стороны, она же заявляет о том, что необходимо укомплектовать посольства такими кадрами, которые были бы в состоянии правильно проводить внешнюю политику нового правительства страны. Но в чем новизна этой политики? Хотелось бы сразу оговориться. Вряд ли при нынешних условиях правомерно делать выводы о переориентации внешнеполитического курса страны. Какие бы декларации о нормализации отношений с Россией ни произносились, какие бы трудности ни испытывала Грузия в своем продвижении на пути в НАТО, каким бы спорным ни выглядело ее голосование за признание Палестины в качестве государства-наблюдателя при ООН или решение Бидзины Иванишвили отложить свой первый визит в Вашингтон. На сегодняшний день Москва и евразийская интеграция в целом не в состоянии решить самую острую для Грузии политическую проблему. Речь, конечно же, о ее территориальной целостности в границах Грузинской ССР. Таким образом, стратегический вектор, нацеленный на Запад, никуда не денется, разве что станет прагматичным и лишенным завышенных ожиданий и чрезмерной экзальтации.

Проблема в другом. Нравится это кому-то или нет, но в последнее десятилетие Грузия в мире фактически отождествлялась с именем Саакашвили. И для нынешнего правительства в Тбилиси это – серьезная проблема. Грузия не является страной с ядерным статусом или мощной региональной державой, поэтому для любого главы правительства (а в нынешних условиях этот пост становится ключевым) помимо внутренней легитимации крайне важно признание зарубежных партнеров. Но получить его будет непросто. Для этого грузинскому премьеру необходимо переиграть Саакашвили не только на внутриполитическом направлении, что у него более или менее получается, но и во внешней политике.

Между тем у третьего президента Грузии в США и в Европейском Союзе немало сторонников. И еще больше в Вашингтоне и в Брюсселе тех, кто опасается того, что популизм Иванишвили может не только ослабить позиции Запада в Кавказском регионе, но и спровоцировать противостояние и нестабильность внутри Грузии, чем может воспользоваться Россия. Хочет этого Москва или нет – вопрос спорный и неоднозначный. Есть основания полагать, что Кремль считает выполненными свои основные задачи на грузинском направлении. Руководство России понимает, что сейчас ресурсов для полномасштабной нормализации немного, и довольствуется хотя бы сменой риторики официального Тбилиси. Большего же своему южному соседу Москва предложить не может. Но что бы там ни считали в Кремле, в Вашингтоне и Брюсселе есть свои мнения по этому поводу. И для грузинского правительства эти фобии и опасения – серьезный вызов.

В ходе своего первого официального визита в Евросоюз Бидзина Иванишвили почувствовал это недвусмысленно, равно как и глава грузинского МИДа в ходе поездки в Вашингтон. Для того чтобы справиться с этой проблемой (или, как минимум, ослабить имеющиеся страхи), дипломаты, назначенные в период практически безраздельного доминирования "националов", не годятся. Нужны новые кадры, которые смогут по-иному формировать мнение тех, кто принимает решение в западных столицах и в международных организациях. С помощью этих людей новое правительство сможет более акцентировано донести до Брюсселя и Вашингтона свое понимание ситуации как внутри страны, так и на Кавказе в целом.

Не стоит забывать, что в 2013 году Грузии предстоят президентские выборы и реализация конституционных поправок. Та самая смена власти, о которой так много говорили после недавних парламентских выборов, в действительности должна произойти в 2013 году. И "Грузинская мечта" хотела бы не растратить свое преимущество. Тем паче, что потери на этом пути для "мечтателей" чреваты. Они уже перешли немало "рубиконов", после которых надеяться на милость "националов" в случае их гипотетического реванша не приходится. В этой связи новые кадровые изменения стоит рассматривать также и в контексте общего наступления Иванишвили на Саакашвили и "Единое национальное движение". А значит, и видеть в нем прямое продолжение внутриполитической борьбы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG