Accessibility links

Полку политзаключенных прибыло


Правозащитники говорятт, что на данный момент в новом списке фигурирует около 80 политзаключенных

Правозащитники говорятт, что на данный момент в новом списке фигурирует около 80 политзаключенных

Неправительственные организации продолжают работу над новым списком политзаключенных и подвергнувшихся гонениям по политическим мотивам. В ближайшем будущем этот список окажется в парламентском комитете по правам человека. Депутаты и правозащитники обсудят представленные кандидатуры. Напомним, впервые парламент Грузии утвердил список из 190 политзаключенных и 25 подвергнувшихся гонениям по политическим мотивам лиц в начале декабря прошлого года. Этому предшествовали горячие дебаты.

Грузия в скором времени может обзавестись еще одним батальоном граждан, признанных пострадавшими за свои политические взгляды. Как заявила в телевизионном комментарии председатель парламентского комитета по правам человека Эка Беселия, в новый список включена и та часть дел, которые в прошлый раз не успела рассмотреть созданная при парламенте комиссия:

"К этому вопросу мы вернемся в ближайшем будущем уже в комитетском формате, когда парламент начнет работать".


В комиссию входит и НПО "Бывшие политзаключенные по правам человека". Один из руководителей организации Нана Какабадзе уточняет, что на данный момент в списке фигурирует около 80 имен:

"Кинцвисское дело, которое выкинули из первого списка. Но эти люди на самом деле были арестованы несправедливо, по политическим мотивам. Но у власти были вопросы, потому мы перенесли их на второй этап. Также (Игорь) Гиоргадзе (экс-глава Министерства госбезопасности), (Леван) Мамаладзе (экс-губернатор региона Квемо Картли), Эмзар Квициани (бывший уполномоченный президента в Кодорском ущелье)".

На статус политзаключенных претендуют и бизнесмены, лишившиеся своего бизнеса. Однако, как говорит Нана Какабадзе, скорее всего, им будет отказано, поскольку у тех, кто пострадал из-за своей политической деятельности или взглядов, есть реальные заслуги в борьбе за справедливость.

Однако некоторые политзаключенные уже успели почувствовать себя оскорбленными. Еще во время рассмотрения первого списка появились недовольные. Первым протест выразил Мераб Ратишвили – он потребовал, чтобы его дело рассматривалось отдельно. Он не хотел, чтобы его имя соседствовало в одном списке с именами "непонятных людей"

Комиссию в свое время покинули представители Ассоциации молодых юристов и НПО "42-я статья Конституции". Как заявила исполнительный директор ассоциации Эка Попхадзе, их протест был вызван тем, что многие дела не были изучены, по ним не было заключений. Сомнение у нее вызывает и количество политзаключенных, которое она считает завышенным. Хотя подчеркивает, что факт их наличия неоспорим.

Эка Попхадзе предполагает, что комиссия едва ли изменит сам принцип своей работы, поэтому смысла в сотрудничестве она не видит:

"Мы не понимаем, почему у этой группы должны быть продлены сроки. Когда началась работа над списком, были указаны сроки, на представление заявлений было добавлено еще две недели. Вроде все закончилось, но все начинается заново. Комитет по правам человека не может рассматривать вопрос политзаключенных в постоянном режиме".

То, что в списке кандидатов на статус подвергшихся гонениям по политическим признакам могут оказаться чиновники периода экс-президента Эдуарда Шеварднадзе, вызывает озабоченность у депутата от "Национального движения" Давида Дарчиашвили:

"Это логичное и разумное продолжение тех процессов, которые начались до и продолжаются после выборов. Это социально-политический реванш, сводящий на нет те революционные изменения, в том числе и кадровые, которые произошли после "Революции роз". Старая элита пытается вернуть то положение, которое было в 90-х".

Однако тот факт, что в списке фигурируют имена бывших чиновников, вовсе не означает, что им будет предоставлен искомый статус. Просто комиссия обязана рассмотреть все поступившие заявки.
XS
SM
MD
LG