Accessibility links

Бедная Конституция


Согласно новой редакции Конституции президент будет, скорее, церемониальной фигурой, чем реальной политической персоной

Согласно новой редакции Конституции президент будет, скорее, церемониальной фигурой, чем реальной политической персоной

В Грузии народ усвоил, что демократия – это когда можно выбрать власть по своему усмотрению, а потом ругать ее сколько угодно. Что, в общем-то, правильно. Но недостаточно.

Для качественной демократии крайне важен еще один компонент, который называют длинным словом "конституционализм". Для его наличия недостаточно просто иметь Конституцию (у кого ж ее нет); нужно еще проявить особое к ней отношение. Например, у британцев нет закона под названием "Конституция", зато они кого угодно могут поучить конституционализму. В Грузии – наоборот.

Конституционализм, прежде всего, означает, что есть законы, которые выше политической власти: именно они называются Конституцией. Поэтому к ней полагается проявлять особое уважение. Но надеяться на то, что политиков остановит чувство пиетета к основному закону страны, опасно. Поэтому необходимы специальные правила. Например: для изменения Конституции нужно не простое большинство, но две трети депутатов парламента. Впрочем, и этого часто недостаточно.

В Грузии Конституции не повезло. В условиях, когда в парламенте существует одна доминантная партия, ей очень трудно преодолеть соблазн менять Конституцию, как ей заблагорассудится.


Особенно грешило этим предыдущее большинство "Национального движения". Дело здесь не в том, хороши или плохи их конституционные нововведения, а в том, что основной закон часто и легко меняли, иногда – просто в угоду политическому моменту. Особенно низко парламент предыдущего созыва пал, когда изменил Конституцию лишь для того, чтобы конкретный человек, Бидзина Иванишвили, которого до того президент Михаил Саакашвили лишил гражданства Грузии (по закону – правильно), смог участвовать в выборах. У Иванишвили хватило политического чутья отказаться от дарованной привилегии и не вписывать себя в избирательный список собственной партии – тем более что премьером можно было стать и без этого. Таким образом, Иванишвили создал выгодный для себя контраст: в отличие от своих оппонентов, он – защитник конституционализма.

У новой правящей коалиции "Грузинская мечта" нет конституционного большинства, по их словам, – пока. Представители новой власти не скрывают, что надеются перетянуть к себе часть парламентской оппозиции. Это им нужно для того, чтобы делать то же самое, чем занимались их предшественники: свободно перекраивать Конституцию по своему усмотрению. Как именно они собираются этого достичь, не говорится, но самые верные методы всем известны: шантаж и подкуп отдельных членов парламента. Несколько перебежчиков уже есть.

В последние дни прошлого года лидеры "Грузинской мечты" обнародовали свой проект того, как именно они хотят изменить Конституцию. При этом не скрывают, что дело касается временной политической сделки с президентом Саакашвили. Их проблема в том, что Конституция дает президенту весьма широкие полномочия: например, он может в любой момент сместить премьера и назначить того, кого захочет. Он этого не делает, потому что это было бы крайне неразумно в условиях, когда у правящей партии весьма высокий рейтинг. Но нервозность в рядах последней тоже можно понять. Президент может в некоторых случаях распустить парламент, однако это невозможно сделать в течение шести месяцев после выборов и в последние шесть месяцев его президентства, которое заканчивается в октябре. Простая арифметика показывает, что такого времени почти не остается.

Какие же изменения предлагает "Мечта"? Президенту можно будет распустить парламент не через шесть, а через три месяца после парламентских выборов, зато урезывается его право менять правительство. Почему? Это сделает систему более сбалансированной и демократичной? Нет, конечно, – все равно президентскому институту в его нынешнем виде существовать лишь месяцы. После выборов следующего президента вступит в силу новая редакция Конституции, согласно которой президент будет, скорее, церемониальной фигурой. Нет, предлагается принцип: ты – мне, я – тебе. Здесь неважно, что на самом деле и сделки никакой нет: у президента сегодня все равно нет резона распускать парламент. Проблема в самом подходе: Конституция – служанка каждодневной политики, и никто даже не пытается это как-то закамуфлировать.

На высказанное мною в социальных сетях недовольство по этому поводу, последовали комментарии: все равно эту Конституцию столько раз перекраивали, чего же сейчас говорить. В общем: девка, она и есть девка, вот к ней и относятся соответственно. Но если так, то кто и когда вытащит ее из грязи и превратит в уважаемую леди? Лидеры "Грузинской мечты" точно не проявляют подобных желаний.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG