Accessibility links

Год, богатый на обещания и глупости


Наш тбилисский корреспондент постаралась вспомнить случаи и высказывания политиков, которые вызвали смех и недоумение

Наш тбилисский корреспондент постаралась вспомнить случаи и высказывания политиков, которые вызвали смех и недоумение

2012 год в Грузии был политически насыщенным – предвыборная кампания, парламентские выборы, а потом и смена власти в стране проходили на фоне острого противостояния "Национального движения" и "Грузинской мечты". Тем не менее были в этой ожесточенной борьбе за власть и курьезные моменты.

С начала 2012 года в Грузии часто можно было услышать, что год будет многообещающим. На вопрос "Почему?", следовал шутливый ответ: "В год выборов многое обещают". И действительно, грузинские политики на обещания не скупились. Чиновники и оппозиционеры стали чаще наведываться в грузинскую глубинку, где обещания сыпались, как из рога изобилия, и вскоре процесс агитации стал походить на аукцион.

Так, "Грузинская мечта" начала раздавать "Карточки мечты", предлагая гражданам записать в них свои мечты. Один из активистов движения миллиардера Бидзины Иванишвили объяснил журналисту телекомпании "Рустави 2" в Кутаиси, что у грез тоже есть ограничения, мечта не должна быть дороже 1000 лари:

"Если человек напишет, что он хочет "Ламборджини" или виллу, конечно, мы это не исполним, но если у кого-то в силу бедности нет стиральной машины, то это не проблема. Мы это желание исполним обязательно до выборов", – убеждал Михаил Месхи. "Грузинская мечта" сразу же открестилась от него, заявив, что Месхи никогда не значился в партийных списках, после чего его лишили и звания активиста.


"Национальное движение" к раздаче обещаний подошло серьезно и не стеснялось использовать административный ресурс и средства госбюджета. Каждому второму было обещано медицинское страхование, и каждой семье – 1000-ларовый ваучер. "В бюджете на это средств нет", – пытались убедить тогдашнего премьер-министра Вано Мерабишвили христианские демократы, ссылаясь на статистику. Ответ Мерабишвили был обескураживающим:

"Я не собираюсь отвечать оппозиции с помощью статистики. Для меня она никакого значения не имеет. Главное для меня – чувствует ли себя народ счастливым или несчастным? Главное – настроение общества, а не статистические данные!"

Летом прошлого года многих интересовала другая статистика – задержаний и арестов. Десятки сторонников "Грузинской мечты" были задержаны по обвинению в незаконном финансировании партий, их счета оказались под арестом. В те дни на вопрос "Как дела?", часто можно было услышать ответ: "Мне кажется, я плохой человек. Я не задержан, и мои счета не арестованы".

Многим в ходе предвыборной лихорадки запомнился видеоролик под названием "Женщина Миши", который набрал огромное количество просмотров в грузинских социальных сетях. Агентство "Инфо 9" распространило видеокадры встречи мажоритарного кандидата от "Грузинской мечты" Давида Кевхишвили с жителями села Чантлискуре Кварельского муниципалитета. На собрании внезапно появилась женщина несколько странного вида. Ее голова была обвязана платком, поверх этого сооружения красовалась бейсболка; на платье она надела белую майку с надписью "Я люблю Грузию" и цифрой пять – избирательным номером "Национального движения". Женщина уверенно начала свою речь:

"Я пришла, потому что я люблю Грузию, и я – женщина Михаила Саакашвили. Все из нашего села должны голосовать за него. Кто этого не сделает, я составлю список, и потом они посмотрят у меня! Я приняла сама такое решение, мне никто не указывал. А теперь уходите отсюда, кончайте базар!"

Еще "веселее" стало жить после выборов. Происходящее многие воспринимали как первоапрельский розыгрыш – все поменялись ролями. Так, 18 октября, спустя месяц после распространения кадров пыток заключенных в Глданской тюрьме, правозащитница Лали Морошкина жаловалась на кардинально изменившуюся ситуацию во всех тюрьмах Грузии:

"Сегодня уже не бьют, тем более – не пытают заключенных. Но мы получили другую крайность. Заключенные дают себе волю и бьют охранников, грубят и не слушаются их. Заключенные стали между собой устраивать разборки, и это очень опасная тенденция".

Кардинально изменилась ситуация и в парламенте. После восьмилетнего правления "Национальное движение" стало оппозицией, а оппозиционная коалиция "Грузинская мечта" из шести партий – большинством. Критикуя новые власти за задержания бывших чиновников, представители "Нацдвижения" вдруг стали весьма забывчивыми. Одним из таких беспамятных оказался депутат Акакий Минашвили:

"Вы мне не назовете ни одного человека, который был нашим политическим оппонентом и был задержан. Ни одного такого случая за все эти годы!" – самозабвенно убеждал Минашвили "Рустави 2".

Между тем "Грузинская мечта" насчитала в стране около 200 политических заключенных. В целом же широкомасштабная амнистия, задуманная правительством, коснется около 6000 заключенных. Премьер-министр Бидзина Иванишвили, предупредив население о возможном росте числа преступлений, призвал граждан "с пониманием отнестись к этому". Позже Иванишвили уточнил:

"Я не имел в виду, что криминогенная ситуация в Грузии ухудшится на долгое время. Естественно, в течение нескольких дней (после амнистии) будут какие-то взрывы", – заявил премьер. Увидев напуганные взгляды журналистов, Иванишвили уточнил и это выражение: "Под взрывами подразумеваю, что где-то машину взломают, где-то стекло разобьют, и население с пониманием должно отнестись к этому, потому что этот гуманный процесс необходим обществу".

После победы "Грузинской мечты" крылатыми фразами сыпал не только премьер-министр. Новый гамгебели муниципалитета Каспи Олег Иадзе стал настоящей медиа-звездой. Давая интервью местной телекомпании, он хвастался, что осуществил смену власти в районе быстро и без шума: просто собрал всех 19 глав сельских управ, побеседовал с ними пять минут, и все "безболезнено", как выразился Иадзе, написали заявления об уходе. Чтобы подчеркнуть свои "политические достижения", профессиональный самбист заявил:

"Я маленький Бидзина в районе".

Теперь эпитет "маленький Бидзина" очевидно надолго войдет в речевой обиход грузинских политиков. Сразу после выступления Иадзе представитель "Нацдвижения" Ирма Надирашвили с парламентской трибуны обратилась к премьер-министру:

"Я призываю "большого" Бидзину пусть остановит "маленьких Бидзин" в регионах! И мне не нравится принцип матрешки, когда в одном большом Бидзине сидят много маленьких Бидзинят!"

Парламентское большинство, спешно принимающее новые законы, впрочем, на недовольство меньшинства внимания не обращает.

Из законопроектов, принятых новым парламентом, больше всего запомнилось обсуждение закона, ограничивающего продажу эротической продукции в публичных местах, в частности, возле школ. Заседание профильного комитета, на котором депутаты пытались определить перечень эротических предметов, которые должны попасть под запрет, затмил все юмористические передачи на телевидении. Парламентарии явно увлеклись определением презервативов, которые они разделили на "защитные" и "доставляющие удовольствие".

Бывший министр иностранных дел Саломе Зурабишвили недоумевала на своей странице в Facebook: "Что, больше дел нет, кроме возвращения памятников Сталину и принятия закона о презервативах?"

Об "эротическом" законе заговорил и президент Михаил Саакашвили, когда парламентское большинство преодолело наложенное им вето на законопроект об амнистии. Президент потребовал, чтобы амнистия не касалась осужденных за особо тяжкие преступления – педофилию, реализацию наркотиков и шпионаж:

"С большим сожалением мне приходится констатировать, что народу новый парламент запомнился двумя вещами: запретом ворсинок на презервативах и освобождением педофилов и шпионов!"

Впрочем, граждане Грузии явно помнят не только эти два закона, но и предвыборные обещания "Грузинской мечты". После смены власти волна забастовок с требованием улучшения условий труда и увеличения зарплаты прошла по всей стране. На вопрос: "почему не заявляли о своих правах раньше?", порой можно было услышать и такой ответ:

"Веников мы боялись, генацвале!"

В течение всего года политики из противоборствующих лагерей своими обещаниями создали в обществе явно завышенные ожидания, что жизнь чуть ли не в мгновение ока станет лучше. Президент Михаил Саакашвили утверждал:

"Запомните, мы – волшебники! И много чудес еще произойдет!"

Не отставал и премьер Бидзина Иванишвили:

"Мы создадим прецедент такой демократии, такой народной власти, что удивим и европейцев, и весь мир!"

При этом ни президент, ни премьер-министр упорно не желали и не желают совместно творить чудеса во благо народа. Теперь у части грузинского общества появилась еще одна мечта: чтобы у этого состязания, как у сказки, был добрый конец.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG