Accessibility links

Судьба киловатта


Если сравнивать тарифы на электроэнергию в Абхазии со среднемировыми, то, конечно, они остаются мизерными

Если сравнивать тарифы на электроэнергию в Абхазии со среднемировыми, то, конечно, они остаются мизерными

Только вознамерился я еще в конце прошлого года порассуждать о различных аспектах повышения сразу в два раза тарифа на электроэнергию в Абхазии с 1 января, как наткнулся на неожиданное сообщение в СМИ: "С нового года в Грузии ожидается снижение тарифа на электроэнергию. Соответствующий меморандум уже подписан – пока сроком на три месяца".

Сенсационность тут уже в том, что во всем мире цены только и делают, что ползут вверх (это в лучшем случае, а в худшем – скачут), а тут вдруг снижение! Ну, а главное, конечно, то, что встретились две информации из экономической жизни Грузии и Абхазии, между которыми, как заявил пару лет назад грузинский президент Михаил Саакашвили, возведена новая Берлинская стена. Только на этот, мол, раз к востоку от этой стены, – свобода и процветание, а к западу – тоталитаризм и нищета... И вот такой увесистый аргумент в подтверждение этой стройной схемы – память воскрешает отчеканенные еще советским агитпропом рубрики типа "Два мира – две судьбы" из газеты "Правда"…

Но для объективного анализа ситуации сопоставления только двух этих "голых" фактов, конечно, мало.


Прежде всего, напомню хрестоматийный пример – о том, что цены последовательно снижались Сталиным в послевоенном СССР, хотя это отнюдь не было доказательством заоблачного благосостояния советского народа, которое, наоборот, было в те суровые и скудные годы, как говорится, ниже плинтуса.

Теперь о реакции оппозиционных сил в обеих странах. То, что состоявшийся 20 декабря прошлого года съезд партии "Форум народного единства Абхазии" резко осудил грядущее повышение тарифа и потребовал его отмены, было, в общем-то, абсолютно предсказуемо. Как и то, что это повышение стало для оппозиционеров лишним козырем в их критике правительства. Но вот парадокс: и грузинская оппозиция раскритиковала решение своего правительства. В оппозиционной партии "Единое национальное движение" выразили возмущение действиями новых властей, заметив, что в госбюджете на 2013 год снижение тарифов на электроэнергию не запланировано. "Сниженная сумма не предусмотрена в бюджете, господин Бидзина не намерен ее выплачивать из собственного кармана, и она осуществится за счет будущих расходов Министерства энергетики", – заявил бывший премьер-министр Грузии, генеральный секретарь ЕНД Вано Мерабишвили.

Ну, и главное, конечно, – это сами цифры. В Абхазии цена за киловатт-час электроэнергии повышена с 30 до 60 российских копеек, то есть с 1 до 2 центов США. Что касается ситуации в Грузии, то в соответствии с меморандумом, подписанным Министерством энергетики и природных ресурсов страны и компанией "Интер-РАО", тариф на электроэнергию в общей сложности снижен на 3,5 тетри (2,1 цента). Для тех, кто потребляет до 100 киловатт в месяц, плата снижена с 13,48 до 9,94 тетри (6,02 цента), для потребляющих от 100 до 300 киловатт – с 16 до 12,46 тетри (7,6 цента). Абоненты "Энерго Про", расходующие до 100 киловатт, будут платить 9,44 тетри вместо 12,98 (5,7 цента), а при расходе от 100 до 300 киловатт – 12,98 тетри вместо 16,52 (7,8 цента). Иными словами, повышенный тариф в Абхазии оказался все равно в разы ниже, чем пониженные в Грузии.

Если говорить вообще о тарифной политике в электроэнергетике на постсоветском пространстве, то здесь наметилась тенденция к вводу единых расценок – впервые после распада СССР. По решению совещания энергетических ведомств и компаний стран Таможенного союза (ТС) они к 1 января 2015 года перейдут на единые тарифы на электричество. По мнению министра по энергетике и инфраструктуре Евразийской экономической комиссии Даниала Ахметова, единая система расценок на электроэнергию позволит воссоединить в едином комплексе национальные электроэнергетические системы на большей части территории СНГ. Плюс к тому выравнивание этих цен, по экспертным расчетам, позволит, самое меньшее, на 10% ежегодно увеличивать объемы промышленного производства в каждой из этих стран. А сельскохозяйственного - на 7-10% в год.

Но вернемся к внутриполитическому резонансу на оба события. В Грузии неординарность коллизии, когда критика властей звучит за предпринимаемые ими действия по снижению расходов населения, подчеркивает, на мой взгляд, накал борьбы между "мечтателями" и "националами". И, похоже, эта борьба – всерьез и надолго. В отличие от ситуации после смены властной команды в результате "Революции роз" девять лет назад, когда приверженцы Шеварднадзе куда-то рассеялись и растворились, сегодня в Грузии вполне вероятно возникновение двух устойчивых соперничающих партий со вполне внятными идеологическими платформами. Обе они – "атлантической ориентации", но одна из них, более прагматичная, полагает, что и без восстановления отношений с великим северным соседом стране никак нельзя, и предпринимает шаги в этом направлении. Будущее покажет, на сколь долго в Грузии сохранится такой внутриполитический расклад.

В Абхазии же было бы странно, если бы политическая оппозиция, как и в любой другой стране, не воспользовалась двукратным повышением тарифа в качестве аргумента для характеристики правящего режима как "антинародного" (хотя последнее слово и не произносилось). Причем тут оппозиции было нетрудно опереться на настроения широких слоев населения, которые, разумеется, весьма недовольны повышением – тем более на фоне того обстоятельства, что пока, с 1 января, не удалось повысить зарплату бюджетникам! Ведь для многих семей в Абхазии дополнительные несколько сот рублей, которые им придется теперь ежемесячно платить за "свет", – довольно серьезная нагрузка на семейный бюджет. Кстати, когда в последние недели минувшего года в Сухуме прошел слух, что те абоненты СУЭС, которые не успеют погасить задолженность за потребленную электроэнергию, в новом году должны будут за нее же заплатить в двойном размере, к кассам СУЭС выстроилась огромная в сухумских масштабах очередь старушек.

Другое дело, что если сравнивать тарифы на электроэнергию в Абхазии со среднемировыми, то, конечно, они остаются мизерными. И объективно настроенные наблюдатели отмечали, что исполнительную власть тут правильней было бы упрекнуть в том, что она слишком долго "не трогала" эти тарифы. Если бы те повышались до нынешнего уровня постепенно, каждый раз на 10-20%, то никто бы этого повышения почти и не заметил, во всяком случае подобной общественной реакции не было бы. Рассуждали также о том, что вся нагрузка снова ляжет на законопослушную часть населения, а масса потребителей электроэнергии как не платила за нее, так, по-видимому, и не собирается платить. Зачастую – целыми селами. Правда, власти возлагают надежды на продолжающуюся бесплатную для потребителей установку новых, "внешних" электросчетчиков и на то, что теперь можно будет отключать злостных неплательщиков.

И последнее. В канун Нового года я задумался: повлечет ли повышение тарифа на электроэнергию повышение проезда на сухумском троллейбусе? Если не в два раза, до шести рублей, то хотя бы до пяти? Но пока никакого повышения не произошло. Сухумский троллейбус остается самым, не исключено, дешевым общественным транспортом на постсоветском пространстве – три рубля за поездку. Гости из Ростова-на-Дону, которые были у меня на Новый год, рассказывали, что у них в городе общественный транспорт дороже чуть ли не десятикратно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG