Accessibility links

Осетинской полиции ислам не нужен


Многие эксперты считают, что ситуация в республике развивается по сценарию соседней Кабардино-Балкарии

Многие эксперты считают, что ситуация в республике развивается по сценарию соседней Кабардино-Балкарии

ЧЕРКЕССК---Давление силовых структур на мусульман Северной Осетии приобретает угрожающие масштабы, утверждают российские эксперты. По их мнению, подобная противоправная практика может привести к радикализации части местной исламской общины и возникновению собственного вооруженного подполья.

В канун новогодних праздников в Северной Осетии был убит заместитель муфтия Ахмед Дударов. В ряду покушений на представителей исламского духовенства – это самое непонятное преступление, которое не укладывается ни в одну из версий, как правило, выдвигаемых в подобных случаях. В республике нет своего подполья, отстреливающего официальное духовенство. В местной мусульманской общине не наблюдалось раскола. Через местный муфтият не проходили сколь-нибудь существенные денежные потоки, да и сам Дударов не был состоятельным бизнесменом, чтобы вокруг него мог возникнуть конфликт из-за денег.

Зато после этого убийства в республике многие вспомнили скандальное заявление министра внутренних дел Артура Ахметханова о том, что он видит главной задачей своего ведомства стоять на страже святости трех осетинских пирогов.

По мнению Орхана Джемаля, вряд ли прикомандированный башкир высказал свои мысли, скорее всего, он озвучил установку определенной части осетинских элит, которая сводится к следующему: любые религиозные формы, отстоящие от осетинского национального традиционализма, являются враждебными, а наиболее массовое убеждение, выходящее за его рамки, – это ислам.


"Судя по ранее предшествовавшим событиям, – говорит российский журналист, – в определенных кругах осетинских силовиков, похоже, вызрело решение, что они защищают Осетию не от каких-то неугодных мусульманских групп, как, допустим, в Дагестане или Кабарде, а защищают вообще от мусульман. Могу предположить, что смерть Дударова была связана с такой установкой на полное выживание, выдавливание этой общины. Думаю, что на уровне осетинской полиции было проговорено, что ислам это нечто ненужное. В данном случае Ахмед Дударов убит как заместитель муфтия Гацалова. Могли убить и самого Гацалова или еще кого-нибудь".

Среди "предшествовавших событий", о которых упоминает Орхан Джемаль, – громкое дело об убийстве поэта Шамиля Джигкаева в 2011 году. Заявление МВД о раскрытии преступления прозвучало тогда как гром среди ясного неба: за убийством стоит осетинское исламское подполье, участники которого, в т.ч. имам владикавказской мечети, арестованы, а главный обвиняемый в убийстве поэта ликвидирован в ходе спецоперации. Это заявление взорвало общество – блоговое пространство буквально закипело от проклятий, призывов к возмездию и антиисламских выступлений.

Впоследствии причастность исламской общины к убийству не была доказана, а дело о подполье рассыпалось в суде. Около десяти мусульман получили по 2-3 года заключения под надуманными предлогами. После этого правоохранители, похоже, утратили интерес к делу – больше никаких заявлений по поводу расследования не было. Но осадок в обществе остался.

По мнению российской правозащитницы Варвары Пахоменко, силовики сеют зерна межрелигиозной неприязни в подготовленную почву. Северокавказское подполье не раз заявляло, что Осетия является вражеской территорией, и жители республики, пережившие не одну террористическую атаку, ощущают эту угрозу. Все эти настроения, считает Варвара Пахоменко, не в последнюю очередь благодаря полицейскому пиару переносятся на местную умму:

"Мусульман в Осетии немного. В отличие от соседних республик, в Осетии нет такого, что вокруг тебя только исламский мир, и невозможно всех обвинить в причастности к терроризму. Здесь довольно просто разграничить: их мало, и, наверное, они чужие, неправильные. Очень часто можно услышать в Осетии, мол, у нас есть мусульмане, и это плохо. Местные эксперты говорят, что после убийства Шамиля Джигкаева для местных жителей было очевидно, что дело сфальсифицировано, и что мусульмане не имели отношения к этому убийству, но, тем не менее, их аресты мало кто осуждает, мол, нечего здесь исламу распространяться".

Муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов говорит, что его умма живет в постоянном ожидании провокаций. Вот и сейчас, после похорон Дударова, мало кто из мусульман уверен, что это преступление не будет использовано против них:

"На нас будут лить много грязи и всякой ерунды те, кто не хочет, чтобы мы здесь были. Хотя они знают, что прицепиться не к чему, что у нас все чисто. Если бы что-то было за нашей спиной, какая-то двойная игра и т.п., то нас давно бы уже не было. Но ничего подобного нет – мы более государственники, чем они, мы хотим, чтобы Осетия была стабильной".

Многие эксперты считают, что ситуация в республике развивается по сценарию соседней Кабардино-Балкарии. В начале века там точно так же силовики на протяжении нескольких лет изживали мирную исламскую общину как явление чуждое местной национальной традиции. В результате власти радикализировали и сплотили исламскую молодежь, и вот уже семь лет, как в Кабардино-Балкарии действует хорошо организованное подполье.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG