Accessibility links

Министр иностранных дел Грузии Майя Панджикидзе находится с визитом в Праге. В частности, сегодня она посетила главный офис Радио Свобода и дала небольшое интервью.

Кети Бочоришвили: К сожалению, нам не удастся обойти главную тему дня: грузинские СМИ обсуждают заявление, которое вы якобы сделали в Литве по поводу территориальной целостности Азербайджана. Вы уже опровергли это заявление, но могли бы вы уточнить, в каком контексте оно было сделано, и как оно могло противоречить той внешней политике Грузии, которая всегда заявляла, что придерживается принципа территориальной целостности любого государства?

Майя Панджикидзе: Я вам очень благодарна за слово "якобы", потому что вы, наверное, видели, что я ничего такого не говорила, а СМИ Грузии не посмотрели, что я сказала. Это было выступление с докладом в парламенте Литвы. После доклада последовали вопросы, на которые я ответила. Там присутствовал азербайджанский посол, который задал вопрос об отношении Грузии к территориальной целостности Азербайджана. Я ответила, что Грузия поддерживает территориальную целостность Азербайджана. Спустя некоторое время вопрос задал армянский посол, который спросил о том, что я думаю о конфликтах, которые существуют, и есть ли единый рецепт их разрешения? Я ответила, что все конфликты уникальны, и нет одного рецепта, по которому можно было бы их решать. Это была общая фраза. Откуда потом появились такие интерпретации, я не знаю. Обидно, что, во-первых, СМИ Грузии не посмотрели видео, которое можно увидеть на сайте парламента Литвы, и второе, что грузинская оппозиция тоже не посмотрела, что я сказала на самом деле, и сейчас старается интерпретировать мои слова, и превратить все в политический скандал. Это нехорошо для страны.


Кети Бочоришвили: Понятно, что оппозиция не упустит возможности использовать этот случай.

Майя Панджикидзе: Если я допущу какую-нибудь ошибку, то – пожалуйста. Но не было ничего абсолютно. Они сейчас могут сказать, что я поддерживаю что-то на Луне, хотя я ничего такого не говорила. Поэтому нужно обязательно посмотреть, что я сказала на самом деле, это есть на сайте МИД Грузии, на сайте литовского парламента, и, кроме того, СМИ Армении уже написали, что просмотрели этот видеоматериал и знают, что ничего подобного я не говорила. Это сделать я советую и грузинской оппозиции, которая только и ждет, когда кто-нибудь что-нибудь напишет, чтобы превратить в политический скандал. Не было никакой причины делать этого.

Кети Бочоришвили: Вслед за этим заявлением появилось предположение в некоторых СМИ, что, возможно, вас на вашем посту сменит Ираклий Менагаришвили.

Майя Панджикидзе: Комментировать не буду.

Кети Бочоришвили: Вы встречались сегодня с вашим чешским коллегой Карелом Шварценбергом. Известно, что Чехия – одна из тех стран Евросоюза, которая поддерживает расширение восточного партнерства, при этом как бы противодействует тем странам, которые сдерживаются в этом отношении, – Германии, скандинавским странам, Франции. Был ли у вас сегодня разговор на эту тему, и может ли Грузия рассчитывать и в дальнейшем на поддержку Чехии?

Майя Панджикидзе: Я думаю, что да. Потому что Чехия – наш большой друг, у нас много общих интересов для сотрудничества. Чехия нам всегда помогала, во всех вопросах, которые были важны для Грузии, и самое главное то, что Чехия поддерживает евроатлантический курс Грузии. Конечно, министр пообещал, что и в дальнейшем эта поддержка у нас будет с чешской стороны.

Кети Бочоришвили: Каким будет дальнейший курс отношений с Россией? Многие аналитики высказывают мнение, что Грузии в данном случае лучше будет ограничиться экономическими и культурными связями, поскольку по принципиальным вопросам у России и Грузии были и остаются разногласия.

Майя Панджикидзе: Мы с этого и начали. Мы начали с культурных и экономических вопросов, и если нам удастся достичь какого-нибудь позитивного результата на этом пути, тогда, может быть, наступит время, когда мы сможем поговорить о других вещах.

Кети Бочоришвили: Грузия пригласила на неформальную встречу министров восточного партнерства в феврале – двух министров из Белоруссии. Как это увязывается с политикой Грузии в отношении западных ценностей?

Майя Панджикидзе: Восточное партнерство – это программа Евросоюза, в которой участвуют шесть государств. Среди них и Белоруссия. Это вторая неформальная встреча, которая проводится в этом формате. Помимо министериала шести стран, будет проводиться также секторальная встреча по транспорту, поэтому мы пригласили министров иностранных дел этих шести стран и министров транспорта. Белоруссия является членом восточного партнерства, поэтому ничего удивительного в этом приглашении нет. На встречу от Евросоюза приедут комиссар (Штефан) Фуле, который будет вести эту встречу с министрами иностранных дел, и комиссар (Сийм) Каллас, который по вопросам транспорта будет участвовать в этой встрече. Так что мы проводим в Тбилиси только встречу министров восточного партнерства.

Кети Бочоришвили: Следует ли считать, что просьба Лукашенко к Грузии восстановить связи с СНГ может быть серьезно воспринята?

Майя Панджикидзе: Я часто объявляла, что единственный союз, в который вступит Грузия, – это Евросоюз, и единственный политический военный альянс, в который вступит Грузия, – это НАТО.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG