Accessibility links

Амнистия обошла стороной осетинских заключенных


Среди амнистированных новыми властями не оказалось жителей Южной Осетии – они остаются в заключении

Среди амнистированных новыми властями не оказалось жителей Южной Осетии – они остаются в заключении

Среди амнистированных новыми грузинскими властями политзаключенных не оказалось жителей Южной Осетии. Как отмечают эксперты, в республике ожидали освобождения четырех ее жителей, трое из которых были осуждены в Грузии на пожизненный срок заключения.

Местная правозащитница Лира Цховребова считает, что под амнистию в Грузии должны были попасть четверо граждан Южной Осетии – трое обвиненных в подготовке теракта в городе Гори и житель села Арцев Марек Дудаев. Активно занимаясь делами арестованных в Грузии осетин, она пришла к выводу, что судебный процесс над обвиняемыми в теракте стал политическим заказом.

"Мне позвонили тогда и сказали, что в Авневи захвачены трое наших ребят. Я перезвонила госминистру Грузии по урегулированию конфликтов господину Хаиндрава и спросила, в чем дело. Он мне ответил, что якобы их остановила полиция, и в их машине было найдено около 20 грамм героина. Прошло несколько дней, я опять созвонилась с ним, и вдруг он сказал, что во время расследования дела о наркотиках выяснилось, что они причастны к теракту в Гори. Тут надо еще учесть, что через три дня по грузинскому телеканалу выступал премьер Жвания. Он сказал тогда, что "мы прекрасно знаем, почему эти ребята задержаны, и кто на самом деле совершил теракт. Прошу осетинский след в этом деле не искать". Так что считаю, что это дело политическое. Я присутствовала на судебном заседании. Это был спектакль, которому могут позавидовать лучшие театры мира".


Дело Марека Дудаева, полагает Лира Цховребова, назвать политическим сложно. Здесь сыграли роль и другие факторы, которые привели к неоправданному решению судебных органов Грузии. Они присудили ему 23-летний тюремный срок:

"Марек Дудаев был в своем селе как Робин Гуд, который защищал бедных и наказывал богатых. В его деле проходит и тема наркотрафика. То есть только Арцев, село в котором жил Дудаев, был зоной, где наркотики не продавались. Ему предлагали огромные деньги, в этом были замешаны высокопоставленные чиновники Грузии. Несколько раз его пытались убить, но, к счастью, это им не удалось сделать. На суде звучало около 28 статей обвинений. При этом ни по одному факту не было ни одного доказательства, ни одной судебно-медицинской экспертизы, ни одной баллистической. Ничего!"

Виновным Дудаева признали всего по одному эпизоду, связанному с убийством жителя соседнего села. При этом проигнорировали факт самообороны и то, что погибший, будучи в подпитии, намеревался убить самого Дудаева.

Эксперт Юрий Вазагов убежден, что все эти аресты стали частью большой кампании грузинского руководства по дискредитации независимости Южной Осетии. Граждане республики на территории Грузии задерживались постоянно, но столь суровое наказание понесли только эти четыре человека.

"Тема освобождения этих людей для Южной Осетии актуальна и очень болезненна. За их арестами могли стоять либо вопрос сведения личных счетов со стороны определенных деятелей Грузии, либо их участие в боевых действиях. Зассеев, Кочиев и Валишвили (осужденные по теракту в Гори) достаточно активно принимали участие в боевых действиях 2004 года. К большинству задержанных, которых впоследствии освободили, подобных претензий быть не могло", – говорит Юрий Вазагов.

Правозащитница Лира Цховребова на недавней встрече с грузинскими общественными деятелями получила от них обнадеживающую информацию о том, что дело Марека Дудаева будет пересматриваться в отношении срока его заключения. Этот срок может быть сокращен. Что касается дела о теракте в Гори, то по имеющимся у нее данным, родители пожизненно заключенных уже наняли адвокатов, которые подадут ходатайство о пересмотре дела.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG