Accessibility links

Грозит ли "Грузинской мечте" раскол после отставки Аласания?


Ираклий Аласания никогда не скрывал, что является приверженцем президентской республики

Ираклий Аласания никогда не скрывал, что является приверженцем президентской республики

ПРАГА---Продолжаем тему в рубрике "Некруглый стол". Отставку вице-премьера Ираклия Аласания обсуждают в прямом эфире депутат, председатель парламентской комиссии по восстановлению территориальной целостности Грузии Георгий Вольский и политолог Ника Читадзе. Они находятся на линии телефонной связи в Тбилиси.

Олег Кусов: Мой первый вопрос вам, батоно Георгий. Как вы объясняете отставку Ираклия Аласания с поста первого вице-премьера? Второй человек в правительстве может ли уйти из-за того, что "в стране просто происходит реорганизация правительства", как говорят отдельные эксперты. Согласны ли с формулой – "разногласия ключевых политиков "Грузинской мечты", которые могут привести к расколу"?

Георгий Вольский: Нет никаких разногласий. Практически произошло то, что должно было произойти, потому что Ираклий Аласания, занимая пост вице-премьера, был обязан на этом посту заниматься не только вопросами Минобороны, но и другими. А когда мы стоим в преддверии реальных и серьезных перемен в грузинской армии – речь идет об армии, которая будет основываться на добровольном призыве, профессиональной армии, – то вся его энергия должна быть сконцентрирована в этом направлении. Это главный вопрос. Я бы согласился с (политологом) Рамазом Сакварелидзе, но добавил бы некоторый штрих к его заключениям. Не только пост вице-премьера, но и пост президента при парламентской республике не стоит таких эмоций – это во-первых. А во-вторых, нужно сказать, что период правления Саакашвили установил какую-то определенную культуру политического общения, при которой абсолютно никакие дебаты по таким вопросам не проходили. Улыбался лидер – улыбались все вокруг него, хмурился – хмурились.


Олег Кусов: Георгий, это были, по словам Аласания, тяжелые дебаты.

Георгий Вольский: Тяжелые дебаты – это не тот вопрос, который встал вчера. Он всегда говорил, что является приверженцем президентской республики, президентского правления, но по конституционным вопросам у нас были дебаты задолго до того, как Аласания стал министром, и вообще, задолго до того, как произошли выборы 1 октября.

Олег Кусов: Батоно Ника, этот тяжелый разговор между Иванишвили и Аласания, по мнению журналистов, касался темы избрания президента Грузии. Тут можно делать различные выводы. Например, Аласания – это сильный политик, на фоне которого премьер Иванишвили будет выглядеть не так убедительно. Второй вывод – прозападный президент не нужен премьеру, который говорит о налаживании отношений с Россией, передает привет Путину через Патриарха. Третий вывод – коалиции "Грузинская мечта" не чужд авторитарный стиль в отношениях. И так далее. Какие выводы делаете вы?

Ника Читадзе: В первую очередь я хотел бы отметить, что в этом случае отстранение господина Аласания с поста первого вице-премьера Грузии связано с теми личностными разногласиями, которые существовали между премьер-министром Грузии и министром обороны. Потому что премьер-министр в этом случае не был удовлетворен тем фактом, что без его согласия рассматривался вопрос возможной кандидатуры на пост президента господина Аласания, и, я думаю, тот разговор, который состоялся два дня назад между премьером и министром обороны, был связан с этим фактором. Кроме того мы знаем, что несколько дней назад, когда премьер-министр давал интервью и его спросили насчет возможной кандидатуры на пост президента господина Аласания, он ответил, что Аласания имеет право об этом думать, хотя в коалиции пока этот вопрос не рассматривается.

Я думаю, что в первую очередь это связано с теми разногласиями, которые имели место в течение последних дней. Кроме этого, господин Иванишвили сам не скрывал, что симпатизирует в первую очередь на роль кандидата в президенты господину Вахтангу Хмаладзе. Соответственно, думаю, что своим постановлением от 21 января премьер-министр дал понять господину Аласания и всему обществу, что в этом случае он все же рассматривает возможным кандидатом на пост президента другую кандидатуру, а не его. В первую очередь, когда мы говорим о другой кандидатуре, это ассоциируется именно с именем господина Вахтанга Хмаладзе. Я думаю, что по разным причинам все же господин Иванишвили предпочитает видеть на посту президента Вахтанга Хмаладзе, а не Аласания. Это, может быть, связано с тем фактором, что у Аласания все же выявляются сильные качества лидера. Мы знаем, что Аласания на посту заместителя министра Госбезопасности во время правления Шеварднадзе и на посту заместителя секретаря национальной безопасности проявил очень сильные лидерские качества. То же можно сказать, когда он занимал пост председателя совета министров Абхазии.

Олег Кусов: Батоно Георгий, журналисты пишут о том, что Аласания не скрывал, что его партия придерживается мнения, что Грузия должна быть не парламентской республикой, а президентской. Это не есть разногласие? Иванишвили же так не считает?

Георгий Вольский: Ираклий Аласания после определенных дебатов, которые приняты в нашем кругу, согласился в своей программе, которую представила коалиция, что парламентская республика – это тот вопрос, по которому все стороны согласны. Как это произойдет в будущем, как будет сформирована Конституция республики, покажет время. Дебаты, естественно, будут по этому вопросу, в том числе внутри коалиции, но это никак не означает, что есть какие-то разногласия по принципиальным вопросам. Коалиция будет держаться вместе, потому что все понимают, что сейчас это самое главное для Грузии. Добавим еще один штрих к тому, что сказал Ника. В принципе, я согласен, что фигура министра обороны будет значительно больше и мощнее, чем тот президент, который будет при парламентской республике. Так что если вопрос рассматривать под таким углом, то и в этом случае Ираклий Аласания никак не добивается того, чтобы занять пост президента, у которого будут ограниченные функции и возможности.

Олег Кусов: Батоно Ника, мне кажется, что не избежать "Грузинской мечте" после всего этого обвинений в авторитарном стиле. Тут вспомнят историю с отставкой генерального директора "9-го канала" Кахи Бекаури. Как вы считаете, Ника, все-таки наблюдается такой стиль работы "Грузинской мечты"?

Ника Читадзе: Я думаю, что в этом случае определенные проблемы существуют. Это не связано только с именем господина Иванишвили. Я хотел бы отметить то, о чем говорил господин Георгий, что разные дебаты проводятся и внутри коалиции, и если там существуют разные мнения, которые не доходят до радикальных разногласий, – это можно только приветствовать. Разные мнения будут существовать, так как коалиция "Грузинская мечта" в парламенте представлена девятью политическими партиями, шестью фракциями внутри коалиции. Но я думаю, все же, может быть, у кого-то будет повод говорить о том, почему был отстранен с поста генерального директора "9-го канала" господин Бекаури, или почему рассматривался вопрос присоединения к "9-му каналу" Общественного канала, или что происходит на данном этапе в органах местных самоуправлений, когда именно представители коалиции "Грузинская мечта", разные группировки рассматривают, кто должен быть председателем местной управы и т.д. и т.п. Соответственно, определенные вопросы могут в этом случае возникать. Хотя, что касается отстранения с поста вице-премьера господина Аласания, то здесь тоже может быть какой-то повод. Будут возникать вопросы из-за того, что Аласания не был во всем согласен с господином Иванишвили и за это был отстранен с поста вице-премьера. Хотя этот вопрос можно рассматривать в качестве версии в этом случае.

Олег Кусов: Господа, вы могли бы дать прогноз: усилилась ли опасность раскола "Грузинской мечты" после отставки Аласания?

Георгий Вольский: Я абсолютно исключаю какую-либо возможность раскола, и причин тому нет ни по внешнему политическому курсу, ни по внутреннему, абсолютно никаких разногласий не существует.

Ника Читадзе: Лично я не желаю коалиции "Грузинская мечта", чтобы возникали разногласия, и коалиция была бы расчленена на разные группировки, потому что это будет негативно влиять на национальные интересы Грузии. Я выражаю надежду, что радикальных разногласий не будет, потому что это будет играть только во вред Грузии, а не служить национальным интересам Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG