Accessibility links

Перспектива территории террора


Произвол в действиях силовиков и чиновников довольно быстро достигнет критических объемов – от борьбы с подпольем власти придется переходить к борьбе с населением

Произвол в действиях силовиков и чиновников довольно быстро достигнет критических объемов – от борьбы с подпольем власти придется переходить к борьбе с населением

Вчера вечером в первом чтении Государственная Дума России приняла закон, дающий право субъектам федерации, а вернее их парламентам, определять порядок избрания губернатора региона.

Очевидно, что на всем пространстве России будет работать одна парадигма. Некоторым регионам Кремль позволит проводить выборы, эти субъекты должны будут служить примером истинной российской демократии. Разрешения получат только те территории, где позиции "Единой России" незыблемы. Что касается Северного Кавказа, то пример Ингушетии дает крайне неблагоприятный сценарий развития событий.

Авторитет главы региона Юнус-Бека Евкурова в республике с каждым днем падает все ниже. Провалены экономика и социальная сфера, растет коррупция, система управления в отсутствие доверия со стороны населения органам власти все чаще демонстрирует свою недееспособность. Евкуров занят исключительно тем, что он считает необходимым для сохранения кресла главы региона. Он скрупулезно исполняет поручения, с которыми центр прислал его в республику пять лет назад, – обслуживание интересов силовиков и уничтожение подполья и его социальной базы в Ингушетии.

Сегодня Евкурова в республике, скорее, не столько ненавидят, сколько презирают. Эту ситуацию острого конфликта между властью и народом могли бы снять предстоящие выборы – новое лицо власти и, соответственно, новые надежды. Но у Евкурова фактически нулевые шансы быть избранным, а значит, парламент просто проштампует решение об отмене выборов. Это неизбежно приведет к разрастанию пропасти между властью и народом.


Понятно, что чем больше низы не хотят, тем больше верхам придется закручивать гайки. На Северном Кавказе это будет происходить отнюдь не только в Ингушетии, но и в остальных республиках просто потому, что в регионе насилие стало ежедневной рутиной, а роль силовых структур в управлении крайне высока.

Методы силового управления придется постоянно наращивать – рост недовольства будет неизбежно приводить к акциям протеста и все большему неповиновению. Это означает, что произвол в действиях силовиков и чиновников довольно быстро достигнет критических объемов – от борьбы с подпольем власти придется переходить к борьбе с самим населением. Еще одним следствием полной неподотчетности власти гражданским структурам станет взрывной рост коррупции.

Евкуров станет отходить на все более далекие рубежи, и рано или поздно в попытке удержать контроль за ситуацией он должен будет прибегнуть к тем мерам, которых до сих пор пытался избегать. Обстоятельства вынудят его взять на вооружение методы, используемые главой Чеченской республики. Логика здесь очень проста. Протестные настроения, коль скоро они станут повсеместными, приведут к реанимации подполья – все больше людей будут поглядывать на "лес" с надеждой. Плюс гражданские протесты, которые все еще возможны в Ингушетии, поскольку евкуровский режим сегодня существенно мягче кадыровского. Такое развитие событий угрожает подорвать позиции главы Ингушетии и дискредитировать его в глазах Кремля.

Если Евкурову не удастся загнать ингушское общество в загон, сковать его страхом, обездвижить, лишить воли, то федеральный центр вынужден будет искать ему замену. В какой-то момент у главы республики просто не останется выхода – ему придется обратиться за опытом к Кадырову. Территория террора сомкнет свои границы вокруг еще одной северокавказской республики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG