Accessibility links

Игры либералов. Грузинский вариант


С Аласания премьер поступил так, как и поступают с политическим противником, а Аласания делает вид, что на Иванишвили не обиделся

С Аласания премьер поступил так, как и поступают с политическим противником, а Аласания делает вид, что на Иванишвили не обиделся

МОСКВА---Разжалование Ираклия Аласания из вице-премьеров выглядело, конечно, фарсом. Объяснения случившегося с обеих сторон – комическими. Скандальное событие было обставлено чинно. И прочитывалось то смущение, которое испытывала каждая сторона от беспокойства, которое пришлось причинить другой. Не скандал. Рабочий момент. Люди столкнулись в коридоре, наступили друг другу на ноги. Извинились. Разошлись.

Нет. Пока не разошлись.

С Ираклием Аласания Бидзина Иванишвили поступил так, как и поступают с политическим противником. Он был временным союзником, а теперь время выходит. Ни тому ни другому скандал не нужен. Иванишвили сохраняет иллюзию народного фронта. Аласания хлопнуть дверью – значит, признать уродство симбиоза, о котором с самого начала предупреждали.

И обречь себя на осмеяние. Хотя история печальна. Где-то даже трагична.

Можно как угодно относиться лично к Аласания и, вообще, к республиканцам и "свободным демократам". Но история эта не про конкретную Тину Хидашели или Майю Панджикидзе, не про Аласания или Усупашвили. Эта история называется "Судьба либерала в постсоветье". В грузинском переводе она получилась особенно выразительной.


Постсоветским либералам приходится вечно делать лукавый выбор. Они в этом не виноваты, потому что другого выбора у них нет. Либо надо верить, что, играя по правилам власти, ее можно переиграть. Невозможно. Либо не играть вовсе, и сохранить белизну одежд, что исключено.

Противоречие почти неразрешимо.

Грузинские либералы участвовали во всех вариациях власти. Они ставили на Гамсахурдиа, потому что он был антикоммунист. Они ставили на Шеварднадзе, потому что он возвращал страну к жизни после Гамсахурдиа. Они помогали Саакашвили, потому что он был за реформы. Они пошли за Иванишвили, потому что он против Саакашвили.

Но в Грузии, в отличие от многих соседей, время от времени хотя бы менялась власть. Вместе с ней менялись искушения, и, стало быть, имелась иллюзия обновления. И кто определит, когда желание уберечь тлеющую идею превращается в попытку лишь сохранить в тренде самих себя?

Истинную цену компромисса спроси у либерала. Чтобы выжить и сохранить шанс на будущее, приходится уживаться с дьяволом. До тех пор, пока дьяволу это не надоест.

Саакашвили это надоело довольно быстро. Они ему были не нужны, и он даже не стал церемониться. И либералы могли, не успев потерять лицо, сказать то, что должно: что реформы в сочетании с бесправием обречены и потому они в этом начинании не участвуют.

В одну воду можно входить и дважды, и трижды. Просто с каждым разом это выглядит все нелепей и трагикомичней. Аласания делает вид, что на Иванишвили не обиделся. Республиканцы задолго до выборов знали, на что и к кому идут. И уже, кажется, не очень грустят. Они знают, что их скоро кинут, и это и есть судьба либерала. Каждый раз соглашаться и ждать следующего раза.

И потому даже в смешных объяснениях Аласания про его партнерство с Иванишвили – ничего смешного. Иванишвили, как и положено дьяволу, им доверил то, что им было близко: сохранить вектор на Запад и договориться с Востоком. Им не на что жаловаться, они должны были знать, что в такой компании и по таким правилам не получится.

С прошлым дьяволом у них не сошлись принципы. Сегодня их принципы входят в противоречие с отсутствием таковых. Один дьявол использует их в борьбе с другим. Между дьяволом и бесом – проклятый либеральный выбор.

Смешно здесь только одно: органично они выглядели только в компании Шеварднадзе. Когда их ни о чем не спрашивали и ни для чего не использовали. И не было даже соблазна уйти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG