Accessibility links

Леван Абашидзе: "Почему бы не использовать фактор церкви?"


Теолог Леван Абашидзе

Теолог Леван Абашидзе

ПРАГА---Визит Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии Второго в Москву вызвал негативную реакцию у грузинской оппозиции. Сегодня депутаты грузинского парламента от "Единого национального движения" Серго Ратиани и Зураб Джапаридзе опубликовали заявление, адресованное Патриарху. В нем они призвали церковь воздержаться от действий, которые, по мнению депутатов, могут быть использованы во вред интересам Грузии. Свой визит в Москву сам глава Грузинской православной церкви оценил как "исторический и "успешный". Визит Илии Второго в Россию в прямом эфире из Тбилиси обсуждает теолог Леван Абашидзе.

Дэмис Поландов: Леван, Патриарх называет свой визит историческим. Оппозиция этот визит критикует и говорит, что церковь вмешивается в политику. Действительно, если рассуждать с этой точки зрения – Илия Второй все-таки собирался обсуждать в Москве вопросы Абхазии и Южной Осетии, – то, наверное, оппозиционеры правы, т.е. церковь вмешивается в политику. Считаете ли вы правильным, что Патриарх встречается с Путиным, называет его "мудрым человеком", в то время как у Грузии такие отношения с Россией?

Леван Абашидзе: Дело в том, как мы понимаем слово "политика". Если церковь рвется к власти, если она поддерживает только одну сторону или сама собирается влиять на правление в стране, то это одно. Но если речь идет о том, что церковь старается использовать свое влияние для того, чтобы добиться каких-то мирных целей или социальных целей, это совершенно нормально. Мы знаем, что Папа Римский встречается с политиками и обсуждает политические вопросы.


Дэмис Поландов: Леван, известно, что вопрос Абхазии и Южной Осетии это не только политический, но и церковный вопрос. В ходе этого визита Русская православная церковь и иерархи, впрочем, неоднократно это делали и раньше, но в очередной раз заявили, что они признают каноническую территорию Грузии вместе с самопровозглашенными республиками Абхазией и Южной Осетией. Чего еще можно ждать от Русской православной церкви?

Леван Абашидзе: Это очень значительный фактор в политике. То, что Русская православная церковь признает, что территория Абхазии – это каноническая территория Грузинской православной церкви, нужно использовать в политике. Вообще, речь идет о том, что Патриарх вместе с новым правительством Грузии старается нормализовать отношения с Россией. И почему бы не использовать фактор церкви?

Дэмис Поландов: Леван, я имел в виду, стоит ли ждать каких-то других действий, кроме риторических заявлений от Русской православной церкви? Может ли она каким-то образом повлиять на процессы взаимоотношений между грузинами, абхазами и осетинами?

Леван Абашидзе: Ну, наверное, может. Мы знаем, что влияние России на территории Абхазии и Южной Осетии так же, как и влияние Русской православной церкви на этих же территориях, где проживает в процентном отношении много православных христиан, – это очень важный фактор. Конечно, Русская православная церковь может сильно повлиять на эти процессы, но в какую сторону и каким образом, это уже посмотрим в дальнейшем. Я, вообще, хочу сказать, что мы зашли в глубокий тупик, я имею в виду и грузино-российские отношения, и отношения с Абхазией и Южной Осетией, что оттуда выходить очень трудно, и все стороны хотят выйти оттуда. Это первые шаги после того, как у нас сменилась власть, потому что при прежней власти трудно было на что-то надеяться. Если церковь и государство в этом вопросе будут действовать сообща, думаю, это надо приветствовать.

Дэмис Поландов: Леван, давайте поговорим отдельно об Абхазии, где часть духовенства тяготеет к Константинополю и находится в противостоянии с РПЦ. На днях я видел ваш комментарий, в котором вы, в частности, сказали, что если речь зайдет об окормлении Абхазии, то предпочтителен именно переход под омофор Константинопольского Патриархата. Вы могли бы объяснить почему?

Леван Абашидзе: Если Грузинская церковь хочет сохранить единство церкви, единство Грузии, Абхазии и остальной Грузии, то в этом отношении если окормление будет от Константинополя, то больше будет заложено гарантий того, что, возможно, в будущем можно будет достичь такого единения. Потому что сейчас речь идет о том, что ни одна православная церковь не признает независимость Абхазской церкви и не собирается признавать, даже Русская православная церковь. Как быть? Грузинские иерархи, епископ или духовенство не могут туда войти. Как окормлять эту православную паству? Мы все хотим, чтобы это было канонически, и речь идет о том, чтобы с согласия Грузинской церкви какая-нибудь другая церковь взяла это на себя.

С точки зрения политики Грузинской церкви, это было бы более выгодно, потому что Константинополь дальше, он слабее представлен в Абхазии, поэтому, чтобы сбалансировать большое влияние Русской православной церкви, видимо, более выгодным будет окормление оттуда. Я думаю, что в Абхазии тоже есть такие силы и группировки, которые этого хотят, они тоже хотят большей независимости именно от Русской православной церкви. Можно не согласиться с этим, но логика, думаю, понятна.

Дэмис Поландов: Леван, а какова ситуация с Южной Осетией? На ваш взгляд, как ее можно разрешить? Там, насколько я знаю, никто не обращался к Константинопольскому Патриархату.

Леван Абашидзе: Это очень трудный вопрос. Вообще, Южная Осетия – это 30 тысяч человек, географически почти полностью окружена Грузией, и это очень сложный вопрос. Я думаю, есть другой вариант, который прозвучал из уст Патриарха всея Руси. Это было предложение, что, возможно, в Абхазии будет какое-то совместное грузино-российское окормление. Я точно не знаю, как это может быть, и какие будут компромиссы с обеих сторон, но, возможно, такой же вариант будет рассматриваться и в Южной Осетии, потому что здесь пока не стоит вопрос Константинополя и не рассматриваются другие варианты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG