Accessibility links

Надежды на Абдулатипова


Судя по отзывам дагестанцев в прессе, с приходом Абдулатипова местное население связывает надежды на перемены к лучшему

Судя по отзывам дагестанцев в прессе, с приходом Абдулатипова местное население связывает надежды на перемены к лучшему

ЧЕРКЕССК---Российское экспертное сообщество обсуждает кадровые перестановки в Дагестане, где глава республики Магомедсалам Магомедов представитель наиболее влиятельного клана – отправлен в отставку и назначен куратором национальных отношений в администрации президента России. Исполняющим обязанности руководителя самой неспокойной северокавказской республики назначен Рамазан Абдулатипов яркий политик девяностых, но не имеющий опыта хозяйственной деятельности, поддержки местных кланов, и человек, долгое время не живший в республике. В чем логика этого назначения?

Руководитель Центра политической информации Алексей Мухин считает, что Магомедсалама Магомедова уволили с должности главы Дагестана, как ответственного за то, что ситуация в республике стала выходить из-под контроля (исламское подполье здесь набирает мощь, расширяет свое влияние). А назначение Магомедова на пост заместителя главы администрации Владимира Путина, курирующего национальные отношения, это – синекура, которая выключает Магомедова из политического контекста Северного Кавказа. По мнению эксперта, республики Северного Кавказа не примут нового куратора, и вряд ли деятельность Магомедова на этом направлении выльется во что-то хорошее. Поэтому, считает Алексей Мухин, главная задача нового кремлевского чиновника – это ничего не делать.

"Что же касается Рамазана Абдулатипова, – говорит Алексей Мухин, – логика его назначения в том, что он со своим федеральным весом, авторитетом сможет хотя бы на первое время наладить хоть какую-то систему договоренностей с местными кланами, которые в результате деятельности предыдущего руководства оказались оттеснены от финансовых потоков и, соответственно, стимулировали те процессы, которые Кремль и предъявил Магомедсаламу Магомедову, т.е. ухудшение террористической обстановки, экстремизм и т.д. Теперь, скорее всего, предстоит выстраивание новой системы отношений".


Алексей Мухин говорит, что приставка "исполняющий обязанности" к новой должности Рамазана Абдулатипова дает ему статус временщика, вне зависимости от того, будут обещанные Путиным выборы глав субъектов или нет: если справится – оставят, не справится – подберут другого.

С этим мнением во многом не согласен эксперт по Северному Кавказу Константин Казенин. Он считает, что влияние клана Магомедовых в Дагестане в значительной степени сохранится, несмотря на отставку Магомедсалама. Эксперт напомнил, что именно отец Магомедова – президент Дагестана в лихие девяностые Магомедали Магомедов – создал систему управляемости республикой. Пришедший ему на смену Муху Алиев попытался подвинуть влияние Магомедовых, и в результате сам потерял власть. Не сможет изменить сложившегося порядка вещей и Абдулатипов.

"Систему управления, основанную на силовом влиянии нескольких клановых групп, он уж точно изменить не сможет, – говорит Константин Казенин, – потому что ее нельзя отменить президентским указом, да и непонятно, что тогда встанет на ее место. Возможно, ожидаются изменения в кадровой политике и в отношениях с силовыми структурами. При Магомедове какого-то полного взаимопонимания между властями Дагестана и силовиками не было. Посмотрим, что будет при Абдулатипове, здесь любой вариант поведения для него связан со значительными рисками".

Наверное, предметом обсуждений нового главы и силовиков будет созданная Магомедовым комиссия по адаптации боевиков к мирной жизни, которую многие правоохранители считают недопустимым проявлением слабости и неоправданной мягкости в отношении исламистов, будь то возможность для них совершить сделку с правосудием или, например, присутствие правозащитников на месте проведения спецопераций. Пока непонятно, сможет ли Абдулатипов продолжить эту практику.

В целом, судя по отзывам дагестанцев в прессе, с приходом Абдулатипова местное население связывает надежды на перемены к лучшему: кто знает, сможет теперь человек без клана с прозрачным прошлым урезонить коррупцию и произвол чиновников? Этот вопрос я адресовал российскому журналисту Орхану Джемалю:

"Я считаю, что лучше рискнуть и пропустить во власть фигуру, которая имеет какие-то качества, удобные для критики, но она имеет шансы что-то изменить, чем назначать такую унылую серость, от которой понятно, что будет только стагнация. Да, ты не можешь сказать, что этот парень криминальный, что он из бандитов или сочувствует ваххабитам или что-то еще, но, с другой стороны, ты и не можешь надеяться на перемены к лучшему. Абдулатипов – это человек, который неуязвим, но весь его бэкграунд просто кричит: "ничего не изменится!"

Наверное, это кадровое решение многим напомнит назначение члена Конституционного суда Бориса Эбзеева на пост президента Карачаево-Черкесии. Прекрасный юрист, хороший человек, он, также как и Абдулатипов, обещал изменить жизнь республики, покончить с коррупцией и клановостью, но не смог – не хватило ни злости, ни сноровки, чтобы противостоять местным голиафам. В итоге Эбзеева вернули в Москву.
XS
SM
MD
LG