Accessibility links

С первого февраля вступает в силу решение правительства об увеличении тарифа за потребляемую электроэнергию в два раза. Теперь каждый израсходованный киловатт будет обходиться рядовому пользователю в 60 копеек. Оппозиция бьёт в набат. Обыватель, в первую очередь, бюджетник, втихую матерится: зарплата «старая», а тариф «новый». Правительство, понимая степень непопулярности этой меры, чуть ли не ежедневно, посредством всех имеющихся под рукой информационных ресурсов объясняет, что повышение тарифов - вынужденный шаг, так как энергетическая отрасль находится в аварийном состоянии, и дальше ее эксплуатировать в таком виде нельзя. И, кажется, оппоненты уже были готовы, хотя и чертыхаясь, согласиться с новой ценовой политикой, как вдруг все испортил, пожалуй, самый заинтересованный в повышении цен на электроэнергию человек – генеральный директор госкомпании «Черноморэнерго» Резо Зантария.

Во время встречи с депутатами парламента, на которой обсуждалась ситуация в энергетической отрасли, его в разгар обсуждения, словно укусила какая-то неведомая муха. Отвечая на вопрос про реанимируемую СухумГЭС, глава госкомпании сообщил, что данная станция передана в долгосрочную аренду и что одним из двух инвесторов проекта стоимостью в двадцать миллионов долларов является он сам - Резо Зантария. Я на данной встрече не был, однако могу представить себе, как поотвисали челюсти у всех присутствовавших после таких откровений. Бедный Гоголь точно перевернулся в могиле.

Хотя уверен, большинство депутатов итак было в курсе о личном коммерческом интересе главного абхазского энергетика в частном проекте СухумГЭС. Но чтоб вот так без всяких экивоков, словно каясь перед всем честным народом, заявить об этом громогласно – такого, я вас уверяю, никто представить себе не мог.

Ведь у нас практически каждый высокопоставленный чиновник имеет собственное «дело», то есть параллельно со своей государственной деятельностью ведет отдельный бизнес. И, как правило, этот бизнес напрямую связан со вверенной ему государством отраслью. Так всегда удобней. При нулевых рисках прибыль растет в геометрической прогрессии. Отрасль может лечь на бок, конкуренты разориться, но личный бизнес никогда. Ведь если где-то убывает, то в другом месте обязательно прибывает. На самом верху наличие параллельного бизнеса всегда негласно поощрялось и будет поощряться, так как, лучшей «марки цемента» для консолидации власти до сих пор еще не придумано. Но подобное «совместительство» имеет железобетонные гарантии лишь при одном небольшом, но очень важном условии – ни при каких обстоятельствах нельзя признаваться в том, что на досуге ты еще и шьешь понемножку Самый известный «отказник» - председатель Национального банка Илларион Аргун. Вся страна знает, кому принадлежит «Гагра-банк», а он через суд - который у нас самый независимый –умудрился доказать, что не то что не имеет, но никогда не имел никакого отношения к данному коммерческому банку. И все нормально, ноль претензий. И не беда, что банковский сектор, как сейчас энергетическая отрасль – в глубоком кризисе, в то время, как «Гагра-банк» процветает, зато председателя Нацбанка наверху подчеркнуто уважительно и с характерным нажимом характеризуют как «незаменимого специалиста».

Сейчас Резо Зантария пытается оправдаться, объясняя что «он не министр, и никаких ограничений по такому роду деятельности нет». Видимо, он настолько наивен, чтобы считать, будто речь не идет о вопиющем конфликте интересов. Да, его признание – это хотя и в высшей степени странный, но честный поступок, однако теперь появилось множество вопросов, на которые ему придется отвечать. Думаю, что он не раз и не два пожалеет о своей необдуманной откровенности в парламенте. И, боюсь, что далеко не на все вновь вопросы у Зантария найдутся столь же честные ответы. Первое, о чем его обязательно спросят: «Откуда деньги, дорого?» Итак, инвестиционная доля главы госкомпании в проекте по СухумГЭС должна составить 10 миллионов долларов. Откуда у чиновника такие накопления при зарплате, чей объём сопоставим с прожиточным минимумом? Если деньги заработаны на стороне – уплачены ли с них налоги? Резо Зантария может сказать, что все 20 миллионов в СухумГЭС вкладывает партнер. Но тогда возникает другой вопрос: «А за какие заслуги тебя берут партнером в столь масштабный проект? Инвестор, краснодарский бизнесмен Владимир Апухтин - ведь не совсем простофиля, чтобы просто по доброте душевной сорить долями в бизнесе!?»

Не вкладывая собственных средств, можно стать партнером при одном условии – обеспечивать прибыльность частного проекта на государственные деньги, используя административный ресурс. В соответствии с правилом о том, что «где-то убыло, а где-то прибыло». Даже если не было бы никакого кризиса в отрасли, которым объясняют повышение тарифов, его нужно было бы обязательно придумать. А иначе какой резон у Резо держать свой бизнес на СухумГЭС?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG