Accessibility links

"Патриаршая дипломатия" будоражит "территории"


Насколько оправданы опасения относительно корректировки кавказских приоритетов Кремля?

Насколько оправданы опасения относительно корректировки кавказских приоритетов Кремля?

ВАШИНГТОН---На фоне кадровых перестановок в Дагестане визит предстоятеля Грузинской православной церкви Илии Второго в Москву и его встреча с президентом РФ Владимиром Путиным остались в тени. Между тем этот визит спровоцировал значительный интерес, а также некоторый ажиотаж в Абхазии и в Южной Осетии. Насколько оправданы опасения относительно корректировки кавказских приоритетов Кремля, существующие в Сухуми и в Цхинвали?

На первый взгляд, трудно найти какие-нибудь общие точки соприкосновения между такими разными сюжетами, как смена руководства в самой крупной республике российского Северного Кавказа и "патриаршая дипломатия". Однако и то и другое события показывают: у Кремля отсутствует умение грамотной (и, самое главное, опережающей) информационной работы, что может иметь немало ненужных издержек для интересов России по обе стороны Кавказского хребта. Так, до назначения на пост Рамазана Абдулатипова в СМИ неделю муссировались слухи, которые никто из руководителей страны никак не комментировал. В итоге создавалось ощущение, что никакой позиции у Москвы просто нет.

С визитом Католикоса-Патриарха всея Грузии вышла схожая история. Предстоятель Грузинской православной церкви заявил об историческом значении своего визита. Комментируя же встречу с президентом РФ, он дал следующую оценку: "Я думаю, что Владимир Путин – тот мудрый руководитель, который обязательно сможет помочь переломить ситуацию, и Грузия вновь станет единой". Таким образом, подразумевалось, что в определенных обстоятельствах Кремль может изменить свои нынешние подходы и пересмотреть признание Абхазии и Южной Осетии. Именно это высказывание Илии Второго стало в абхазской и югоосетинской блогосфере одним из самых цитируемых. И, как и в дагестанском случае, никто из представителей высшей российской власти не попытался корректно и дипломатично разъяснить, в чем тут, собственно, дело. Молчание – знак согласия? Такой вопрос в последнее время задавали многие в Сухуми и в Цхинвали.


России крайне важно если не полностью нормализовать (в сегодняшних условиях для этого есть множество препятствий) отношения с Грузией, то, как минимум, снизить накал эмоций вокруг них. Нужно это не только для успокоения нового правительства в Тбилиси, но и для отношений с Западом, в которых постсоветское пространство играет особую символическую роль. В настоящий момент православная церковь и ее иерархи представляют собой один из каналов для дипломатического общения. Напомню, что Русская православная церковь до сих пор признает Абхазию и Южную Осетию каноническими территориями грузинского православия. Это позволяет сохранять конструктивные отношения как на уровне предстоятелей двух церквей, так на уровне иерархов и клириков. В этой ситуации понятен интерес государства к использованию "церковного ресурса". Но насколько оправдано формирование завышенных ожиданий у Тбилиси? Вспомним, как в свое время Владимир Путин заявлял о том, что его излюбленное место отдыха в Большом Сочи находится неподалеку от "грузинской границы". Решило ли это какие-то проблемы в прошлом? Риторический вопрос.

Не проще было бы, возможно и не первому лицу, а какому-нибудь представителю администрации корректно объяснить, что Москва ценит контакты с Грузинской православной церковью и ее миротворческие усилия. Добавив при этом, что вопрос об определении статуса спорных территорий – проблема сложная и не может быть решена Россией в каком-то одностороннем порядке, а самое главное – без участия самих конфликтующих сторон. Фраза стандартная, раньше тот же Владимир Путин ее не раз произносил. Революции в умах она бы не произвела, но некоторое успокоение абхазам и осетинам она могла бы внести. Тем паче, что без их участия будущее республик определить невозможно. В любом статусе и в любой конфигурации.

Сегодня можно спорить о том, в какой мере было оправданным признание двух бывших автономий Грузинской ССР. Автор настоящего комментария в августовские дни 2008 года не раз скептически высказывался относительно форсированного определения статуса двух непризнанных на тот момент республик. И сегодня мне кажется, что решение Кремля времен "горячего августа" было поспешным. Однако тут действует правило "вход один рубль, а выход – два". Если не три. Отказ от покровительства союзникам чреват подрывом доверия к Российскому государству, как к надежному патрону. Не только в СНГ, но и внутри страны. Вот поэтому информационная политика и должна быть более качественной, не ограничиваться принципом "и нашим и вашим, и споем и спляшем". Тот самый случай, когда молчание "золотом" не является.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG