Accessibility links

ТБИЛИСИ---Одно из предвыборных обещаний "Грузинской мечты" состояло в том, что новые власти решат абхазский конфликт, т. е. воссоединят Абхазию с Грузией. Для этого они, с одной стороны, наладят отношения с Россией, а с другой – через прямой диалог убедят абхазов, что им же лучше вернуться в лоно Грузии.

Правда ли новый премьер Бидзина Иванишвили в это верит, проверить трудно. Но как бы скептически к подобным схемам не относиться, более или менее весомых изменений в абхазской политике Тбилиси ожидали многие.

Самый главный признак – назначение на пост госминистра по делам реинтеграции (т. е. проблем сепаратистских конфликтов) Пааты Закареишвили. Он – активный участник различных программ гражданского диалога с абхазами и резкий критик правительств сначала Шеварднадзе, а особенно – Саакашвили. Главное ожидание заключалось в том, что контакты между Тбилиси и Сухуми, прерванные в 2006 году, возобновятся. Саакашвили считал важным общаться с рядовыми абхазами (так же, как и осетинами, но речь сейчас не о них), и не мешал диалогу на уровне гражданского общества, но не хотел иметь дело с марионеточными, по его определению, режимами в Сухуми и Цхинвали.

И что же мы имеем за первые сто дней нового правления? Пока ничего. Самая громкая инициатива, которую озвучил сначала Закареишвили, а затем подтвердил сам премьер – это намерение открыть железную дорогу через Абхазию, на что Сухуми отозвался крайне отрицательно (затем позицию несколько смягчили, но энтузиазма там никто не проявляет). Были некоторые другие высказывания Закареишвили, по которым пока не принято решений, но даже если это произойдет, вряд ли этим что-то изменится. Например, он пообещал изменить название собственного министерства (слово "реинтеграция" абхазам действует на нервы) или разрешить пользоваться абхазскими паспортами на территории остальной Грузии (предыдущие власти делали то же самое, но этого не афишировали).

Как говорят эксперты, недавно побывавшие в Сухуми, сейчас абхазы еще меньше хотят общаться с Тбилиси и вообще с грузинами, чем раньше, когда они к этому тоже не слишком стремились. Их позиция ясна и в их положении вполне логична: сначала признайте нашу независимость или в качестве первого шага в этом направлении подпишите с нами договор о ненападении, а потом подумаем, как начать дружить. Что касается назначения Закареишвили, это их лишь настораживает: раньше он им нравился именно потому, что ругал собственное правительство.

Главное, что по сути официальная грузинская позиция не меняется: Тбилиси считает Абхазию и Южную Осетию неотъемлемыми частями Грузии и не собирается примиряться с их потерей, а российские войска остаются "оккупационными" (хотя по тактическим соображениям высшие чины произносят это слово все реже). На этом фоне стремление Тбилиси улучшить отношения с Кремлем абхазы воспринимают лишь как угрозу самим себе: им постоянно снятся кошмары, когда Россия сдает Абхазию Грузии в обмен на вступление последней в ОДКБ или что-то подобное. Понятно, что ничего хорошего в идее восстановления железной дороги через их территорию они не видят, и не должны – так же, как им не могло понравиться соглашение Москвы с предыдущими властями Грузии, когда последняя получила право, пусть символическое, досматривать грузы, следующие из России в Абхазию в ответ на снятие грузинского вето на членство России во Всемирной торговой организации.

Реакции абхазов логичны, но страхи сильно преувеличены. Я не знаю, что думают в Кремле об Иванишвили: считают его своим человеком или не совсем. Но в любом случае, там твердо стоят на том, что доверять грузинам нельзя. Как бы они не клялись в вечной верности единоверной России, как только получат назад свои Абхазию и Южную Осетию (будем для простоты считать, что их можно просто так переложить из российского кармана в грузинский), то сразу убегут вместе с ними на треклятый Запад – если не при самом Иванишвили, то при следующем правительстве уж точно.

Грузинские мечты возвратить Абхазию через улучшение отношений с Кремлем – чистый блеф, рассчитанный на совсем уж простодушных избирателей. Впрочем, еще наивнее выглядят любимые западными пацифистами-конфликтологами теории о том, что конфликт можно постепенно решить через укрепление мер доверия между разумными гражданами. Пока на грузино-абхазском фронте настоящих перемен нет и не предвидится, как бы ни перекрашивал г-н Закареишвили фасад собственного министерства.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG