Accessibility links

Скандал в благородном семействе


Мощности восстановленной гидроэлектростанции хватит, чтобы обеспечить электроэнергией лишь половину Сухумского района

Мощности восстановленной гидроэлектростанции хватит, чтобы обеспечить электроэнергией лишь половину Сухумского района

На прошлой неделе темой №1 для обсуждения в абхазском обществе были двукратное повышение тарифов на электроэнергию и скандал, разразившийся после признания гендиректором госкомпании "Черноморэнерго" Резо Зантария в ходе его встречи с депутатами парламента 30 января в том, что он является соинвестором частного проекта по восстановлению СухумГЭС.

Думаю, чтобы получить верное представление об этом признании, надо воспроизвести обстоятельства состоявшегося разговора. Депутата Кана Кварчия заинтересовало: на основании каких соглашений, кем и на каких условиях производится ремонт СухумГЭС? Гендиректор ГК "Черноморэнерго" ответил, что Сухумская ГЭС (она расположена немного севернее от столицы Абхазии и была построена еще в 30-е годы) передана в аренду группе предпринимателей с условием, что вся выработанная энергия будет получаться в Республике Абхазия.

"Один из инвесторов – краснодарский бизнесмен Владимир Апухтин. И с ним два человека, если я вам их назову, вам это ничего не даст", – заявил Зантария. Однако Кан Кварчия проявил настойчивость и потребовал, чтобы были названы имена инвесторов. После чего гендиректор госкомпании сообщил, что вторым инвестором является он сам. Сумма инвестиционных вложений составляет около 20 млн долларов, объект взят в аренду на 40 лет. На вопрос о том, в каком качестве он участвует в этом проекте и позволяет ли ему закон вести такого рода деятельность, гендиректор ответил, что он участвует в проекте как частное лицо, а поскольку не является министром, ограничений по коммерческой деятельности для него нет. Кан Кварчия поинтересовался, проводился ли тендер, по каким критериям определяли, кому сдать этот объект в долгосрочную аренду. Почему стратегический объект оказался в частных руках? На это Резо Зантария ответил, что электростанция 20 лет никому не была нужна. А если у кого-то есть средства и желание, возможностей инвестировать в энергетику много, есть перепадные гидроэлектростанции, их можно восстановить.


Относительно значимости СухумГЭС как стратегического объекта он сказал, что мощность ее всего 18 мегаватт, и станция должна вырабатывать от 80 до 100 млн киловатт-часов электроэнергии. Этого хватит, чтобы обеспечить электроэнергией лишь половину Сухумского района. Срок окупаемости – 30 лет.

Многие комментаторы этого скандала, в том числе в блогосфере, тут же связали его со словами о Резо Зантария президента РА на его пресс-конференции на пару недель раньше: "Руководитель ГК "Черноморэнерго" – очень откровенный человек, он постоянно дает информацию в СМИ и в парламент". Вот, мол, рассуждали комментаторы, к чему приводит излишняя разговорчивость… Но, как видим, при рассмотрении ситуации крупным планом положение у Резо Платоновича в парламенте возникло, в общем-то, безвыходное: отмалчиваться дальше, как партизану на допросе, было бы еще хуже. Очевидно, столь негативной реакции не было бы, если б информация была обнародована сразу после создания ООО СП "СухумГЭС", но… Кстати, в блогосфере потом возникла и обсуждалась "инфа", что третьим соинвестором является бизнесмен из Очамчыры Важа Чачба. Так это или нет, утверждать не берусь.

Ну, а как отреагирует на все это исполнительная власть, гадали в обществе. Как и ожидалось, пресс-конференция премьер-министра РА Леонида Лакербая началась в пятницу 1 февраля в пять вечера с того, что журналисты закидали главу правительства вопросами о его отношении к озвученной Зантария информации. Как получилось, что гендиректор госкомпании "Черноморэнерго" инвестирует деньги в частный проект в той отрасли, которую возглавляет? Все знают о том, что он недавно построил частный детский сад, в котором содержание одного ребенка обходится в 10 тысяч рублей в месяц. Откуда у госчиновника такие средства? Каким бизнесом он занимается? Имеет ли на это право? Леонид Иванович ответил так:

– Я изучил все документы, касающиеся СухумГЭС, встречался с Резо Зантария и выразил ему свое удивление. Он не может быть соинвестором проекта. Договор аренды подписан между "Черноморэнерго" и ООО СП "СухумГЭС" сроком на 15 лет. Мне не понятно, почему Зантария на встрече с депутатами назвал срок аренды 40 лет, а самого себя – соинвестором. При изучении документов у меня возник и вопрос: откуда он взял названную депутатам сумму 20 млн долларов, необходимую для инвестирования в проект? Она нигде в документах не оговорена, нет никаких указаний на то, какую сумму должны вложить инвесторы и на что конкретно эти средства будут израсходованы. Ответ Зантария меня поразил. "Я назвал эту цифру, – сказал он, – потому что не меньше 20 млн долларов надо на то, чтобы восстановить СухумГЭС. Пусть люди знают, какие огромные деньги нужно вложить в нее". На вопрос, где вы возьмете эти инвестиции, я получил ответ: "Когда будет готова смета, мы в банке возьмем кредит". Такая позиция мне абсолютно непонятна. Для меня неясно, откуда взялась цифра 20 млн долларов, откуда эти деньги инвестируются. По этому поводу нам еще предстоит серьезный "разбор полетов", и решение, естественно, будет принято. Еще раз повторяю: мне непонятно, почему Зантария сделал такое заявление, его слова не подтверждаются ни одним документом. Я со вчерашнего дня пытаюсь разобраться в том, что говорил на встрече с депутатами Зантария, и в том, что написано в учредительных документах. Одно не стыкуется с другим. Его объяснений я не могу понять. Мы будем разбираться и, возможно, придется аннулировать этот договор. Пока я не готов принять окончательное решение. Я могу сказать одно: тот факт, что руководитель энергосистемы страны участвует в качестве частного лица в восстановлении одного из ее подразделений, – это нонсенс.

На вопрос о том, будут ли дисциплинарные санкции в отношении Зантария, премьер-министр ответил: "Выводы, однозначно, будут сделаны".

Естественно, в эти дни Резо Платонович стал, пожалуй, самой обсуждаемой фигурой в абхазском обществе. Собственно, на популярность он был обречен и раньше. Поскольку он довольно часто появлялся на телеэкране, доходило до того, что всякая "мелочь пузатая" при отключениях электричества в жилых домах и квартирах (не раз был свидетелем таких картин) начинала кричать: "Ух, я сейчас пойду с Резо Зантария разбираться! Ух, я его!.." Сейчас же, понятно, возникла новая пища для разговоров – связанный с ним скандал в "благородном семействе", то есть в правительственной команде. Вчера, в воскресенье, я воспользовался теплой солнечной погодой, чтобы заглянуть в знаменитую кофейню под открытым небом "У Акопа" на сухумской набережной, в просторечии именуемую "брехаловкой", и послушать, что говорят ее завсегдатаи. Присоединился к компании из троих знакомых "кофепийц" и заговорил на интересующую меня тему.

– Слушайте, – завозмущался один из завсегдатаев. – Ну, вы как с Луны все свалились. Вы хотите, чтобы на ответственный хозяйственный пост пришел энергичный специалист, обладающий хорошими организаторскими способностями, но не имел бы при этом права заниматься никаким бизнесом и вкалывал бы от зари до зари за несколько тысяч рублей? И семью бы на эти деньги содержал? Но так не бывает! В России-то хоть в солидных конторах зарплаты солидные…

– Да, – вставил я, – еще в советские времена был такой "философский вопрос": что лучше для села? Чтоб во главе колхоза стоял бессеребренник, который "ни рыба, ни мясо" и при котором колхоз обнищает? Или такой "ера", который и с районным начальством на дружеской ноге, все, что надо, у него выбьет, и работу организует, но себя при этом не забудет? И, между прочим, почти все предпочитали второй вариант.

– Пока этого председателя не посадят, – заметил третий наш собеседник.

– Да, но учти, что тогда под уголовную статью подпадало многое, что сейчас называется бизнесом.

– Только сейчас слишком многие наловчились свой бизнес совмещать с госслужбой, где у них командные высоты.

– Ясно, что Лакербая не мог перед пресс-конференцией своей не посоветоваться с президентом, – вернул нас к конкретике четвертый собеседник. – То есть сдали они, получается, Резо?

– Что значит "сдали"? – снова возмутился первый. – Поправят, отрегулируют ситуацию в правовом отношении… А разбрасываться кадрами… Вот ты мог сейчас возглавить такую сумасшедшую отрасль? Я – нет.

Сегодня, насколько знаю, Резо Зантария обратился в ГИА "Апсныпресс" с просьбой разместить на сайте агентства его комментарий ситуации. На момент передачи моего репортажа этого текста на сайте не было.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG