Accessibility links

Амиран Дьяконов: "Я не выполняю чей-то заказ"


Любая власть, обладающая излишними полномочиями, в конченом счете уже не знает, что с этими полномочиями делать

Любая власть, обладающая излишними полномочиями, в конченом счете уже не знает, что с этими полномочиями делать

ЧЕРКЕССК---Сегодня в рубрике "Гость недели" – председатель комитета по законодательству парламента республики Южная Осетия Амиран Дьяконов.

Мурат Гукемухов: Амиран, у вас репутация взрывного человека, который легко идет на конфликт с коллегами. Все помнят ваш конфликт с премьер-министром Бровцевым. В чем причина? Вы считаете, что подобный стиль общения с коллегами неизбежен?

Амиран Дьяконов: Извините, не соглашусь с этим мнением. Насколько я знаю, у меня здесь репутация доброго, толерантного человека. Что касается конфликтов с правительством Бровцева, да и с моими коллегами в парламенте, то они были связаны с отстаиванием моей позиции, которую я считаю правильной, и которая затрагивала интересы моего народа. Я конфликтовал с ними не потому, что я лично от них чего-то хотел, а потому, что они нарушали законы, они наносили и нанесли непоправимый ущерб государству.

Мурат Гукемухов: Если уж мы заговорили о вашем конфликте с Бровцевым, то тогда очень многие в республике считали, что причиной его была не столько ваша принципиальная позиция, сколько указание Эдуарда Кокойты, который вел борьбу с премьером за контроль над российскими финансовыми потоками.

Амиран Дьяконов: Суть моей позиции была только в том, чтобы создать прозрачный контроль над российскими средствами, чтобы не было коррупционноемких посреднических организаций на пути денег в виде Межведомственной комиссии, Южной дирекции. Честно говоря, мне приятно, что и само российское руководство в лице Голиковой признало, что в действиях правительства присутствовал коррупционный фактор. Я и сегодня стою на тех же позициях во взаимоотношениях с действующим правительством, потому что те ошибки и действия, которые были отражены в результатах расследования деятельности правительства Бровцева нашей парламентской комиссией, остаются актуальными по сегодняшний день.

Это касается и череды реструктуризаций правительства и непредставления на утверждение в парламент, согласно конституции, программ социально-экономического развития; это касается и незаконного, по моему мнению, перебрасывания средств с одной статьи бюджета на другую. Хотя у нас есть закон о бюджете, где такие действия квалифицируются как нецелевое использование средств. А что, по вашему мнению, и сегодня я выполняю чей-то заказ? Никакого заказа не было – это моя личная позиция, и время показало, что она была правильной. Еще в 2009 году на парламентской сессии в присутствии Романа Панова я предлагал депутатам принять заявление о недопустимости создания этих посреднических организаций, деятельность которых при попустительстве тогдашнего руководства и привела к социально-политическому коллапсу в республике.

Мурат Гукемухов: В республике произошла смена власти. Мы стали свидетелями забавной трансформации вчерашних ярых сторонников Кокойты в последовательных оппонентов прежнего политического режима.

Амиран Дьяконов: Это чисто меркантильные интересы. Это люди, которые, почувствовав, что почва из-под ног бывшего президента уходит, в одночасье перекинулись на другую сторону и превратились из его ярых сторонников в критиканов прежней власти. Критиканов – потому что кроме критики, там нет понимания проблем и той ситуации, в которой мы оказались.

Мурат Гукемухов: Амиран, вы депутат парламента от партии власти "Единство", которая, наверное, будет принимать участие и в следующих парламентских выборах. Официальным лидером партии является Эдуард Кокойты. Как вы думаете, на предстоящих выборах он возглавит партийные списки кандидатов?

Амиран Дьяконов: При всем том негативе, который был сконцентрирован вокруг имени Эдуарда Джабеевича, я могу сказать, что и по сегодняшний день Кокойты обладает значительным политическим весом и поддержкой электората. Сколько это будет в процентах избирателей, я не могу сказать, но что поддержка есть – это однозначно. Что же касается будущего "Единства" как политической партии, ее роли в будущем парламенте, могу сказать, что имидж партии пострадал в ходе всем известных событий, которые у нас были. Я поэтому говорю, что партии нужна свежая кровь, новые люди, которые, можно сказать, реабилитировали бы имя партии и четко обозначили задачи, которые стоят перед нашей республикой, и пути их решения.

Мурат Гукемухов: Как вы оцениваете деятельность нынешнего правительства?

Амиран Дьяконов: Закон нарушается, как он нарушался при Бровцеве. Значительная часть социально-экономических и политических, законодательных проблем, унаследованных от прежней власти, сохраняется по сегодняшний день, и я пока не вижу реальных шагов по их устранению. Что я имею в виду: у нас огромные проблемы в сфере административно-государственного управления. У нас по сегодняшний день отсутствуют законы о президенте, о парламенте. Закон о правительстве в действующей редакции неприемлем, его нужно менять. Эти пробелы в законодательстве дезорганизуют взаимодействие различных ветвей власти. Т.е. нет четкого круга функциональных обязанностей, полномочий и ответственности между законодательной и исполнительной ветвями власти. Эти задачи нам необходимо решать. В любом случае они будут заложены в плане законотворческой деятельности парламента, но нам необходимо сначала дождаться результатов конституционной комиссии, которая в настоящее время у нас работает.

Мурат Гукемухов: Амиран, а зачем все это? Ведь намного комфортнее чиновникам вести управление в ручном режиме. Зачем, например, ссориться, мириться или договариваться с избранным главой муниципалитета, если намного проще его назначить, а если не понравится – убрать?

Амиран Дьяконов: Если мы не отойдем от подобного мышления, в дальнейшем это нас ни к чему хорошему не приведет. Любая власть, обладающая излишними полномочиями, в конченом счете уже не знает, что с этими полномочиями делать. И, безусловно, корни политического кризиса, который у нас был, лежат в области проблем административно-государственного строительства. Я в жизни многое видел, но то, что было в 2011 году, – это самые страшные дни в моей жизни.
В те дни все то, за что боролся мой народ, за что гибли мои друзья, мои братья, – все могло рухнуть в угоду чиновничьим меркантильным интересам. Повторения этого – не дай Бог.
XS
SM
MD
LG