Accessibility links

Коммунизм – не помеха вере


На родине Сталина в Грузии есть и такие люди, для которых он по-прежнему остается героем

На родине Сталина в Грузии есть и такие люди, для которых он по-прежнему остается героем

Иосифа Сталина большинство считает диктатором и тираном. Впрочем, здесь, на его родине в Грузии, есть и такие люди, для которых он по-прежнему остается героем.

82-летний Карло Харатишвили родился в далеком 1932 году, он помнит начало Второй мировой войны, победу, смерть Сталина и длинную цепочку восхождений и падений советских лидеров. Перед его глазами прошла и вся новая история уже независимой Грузии. Отыскал я его в одном из тбилисских спальных районов, где батони Карло, теперь уже пенсионер, проживает со своей супругой.

Седой, с изборожденным морщинами лицом, Карло протянул мне для рукопожатия левую руку – на месте правой висит пустой рукав. Руку после врачебной ошибки ему ампутировали в 1998 году. Карло говорит: "советская медицина такого не допустила бы". Уже из этого выражения понятно: Карло убежденный коммунист, более того, он сам признается, что до сих пор уважает и ценит Иосифа Сталина. Он спрашивает меня, считаю ли я Сталина диктатором. После небольшого колебания, я отвечаю утвердительно. Карло явно недоволен моим ответом, но отвечает сдержанно – привык к такой оценке:

"Репрессии, в которых обвиняют Сталина, – да они были, но его вынудили пойти на это. Вынудили те самые люди, с которыми он боролся, – троцкисты и зиновьевцы, его окружение. Гонения и убийства происходили бы и без него, причем, я думаю, что в гораздо более крупных масштабах".


Карло рассказывает, что прекрасно помнит 5 марта 1953 года – день, когда умер Сталин. Говорит, что печаль народа была искренней. Карло признается, что и сам не смог сдержать слез, услышав о кончине вождя. Горевали даже те люди, от которых этого не ожидали, уверяет старый коммунист:

"В тот день я был у одной моей знакомой в Тбилиси, это женщина среднего возраста, которая в молодости была просто красавицей. Ее домогался один местный партийный лидер, но после отказа устроил так, что сначала посадили ее мужа, а потом и ее саму отправили на 10 лет в лагеря. Так вот в тот день она была вся в слезах. Я спросил ее: как, даже ты горюешь? Она ответила: да, даже я!"

С негодованием Карло встретил выступление Хрущева, обличавшего культ личности, он и сейчас дрожит, когда говорит об этом. Как и многие молодые люди в марте 1956 года, он вышел на проспект Руставели протестовать против нападок на Сталина. Эти митинги и последующий расстрел демонстрации войдут в историю страны как тбилисские события 56-го. Тогда были убиты 15 человек, десятки получили ранения. Карло был среди тех, кому повезло:

"Когда люди двинулись к Главпочтамту, я шел вместе с ними, но чуть позади демонстрации. И тогда я услышал первые выстрелы. Вдоль проспекта растут огромные платаны, и я видел, как пули сбивали ветки, которые падали прямо возле меня. Я успел уйти и не попасть на линию огня, но мимо меня проехали танки, которые взяли остальных демонстрантов в кольцо".

Карло морщится, когда говорит о последующем периоде – он не считает достойным ни одного главу советского государства после Сталина. Он поступил на работу на станкостроительный завод и работал там много лет, а потом занялся преподаванием в техникуме. В 60-х он познакомился со своей супругой Гулико, которая и сейчас с любовью смотрит на своего уже постаревшего супруга, суетясь у стола. Они вместе уже более полувека. Карло говорит, что к пятидесятилетию свадьбы он наконец решился и обвенчался с Гулико. Коммунизм не помеха вере, считает он, говоря, что даже Сталин с уважением относился к представителям духовенства:

"Я член коммунистической партии, бывший партийный работник, но я крестил всех своих детей. Не скажу, что я глубоко религиозен, но я хожу порой в храм, зажигаю свечку. Даже в советские времена не проходило ни одной Пасхи без того, чтобы в нашей семье не было крашеных яиц на столе".

Развал Союза Карло пережил очень трудно, хотя признается, что голосовал за первого президента независимой Грузии – Звиада Гамсахурдия. Голосовал он и за каждого последующего лидера – Шеварднадзе, Саакашвили и, наконец, Иванишвили. Говорит, что не стыдится этого, хотя каждый из них его разочаровывал…

Гулико поставила на стол бутылку вина и фрукты. Вино – домашнее, Карло до сих пор не упускает случая поработать на своем маленьком участке. Соседи, говорит Карло, удивляются, что он с одной рукой работает лучше, чем многие с двумя. В его комнате стоит компьютер – его старый коммунист использует для написания своих статей и книг. Он – редактор газеты "Симартле" – "Правда", 500 экземпляров которой предназначены для читателей, интересующихся левым движением. Говорит, что таких в последнее время становится все больше – подтягивается и молодежь.

Несмотря на свой преклонный возраст, Карло не собирается уходить на покой. Он рассказывает о том, как одной рукой набрал на компьютере свой роман в 1000 страниц – историю интеллигента, прошедшего через все самые важные события в новейшей истории страны. Он, немного смутившись, признается, что история во многом автобиографическая, и надеется, что кто-нибудь заинтересуется ее изданием.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG