Accessibility links

Истинные шахиды Турции


Курды перед шеренгой турецких военных требуют найти жертв столкновений у города Сирнак, 14 ноября 2012

Курды перед шеренгой турецких военных требуют найти жертв столкновений у города Сирнак, 14 ноября 2012

Большинство интервью для этой статьи были взяты на условиях анонимности. Когда автор начала готовить репортаж, неожиданно столкнулась с проблемой: люди не хотели говорить. Возможно, многие просто боялись. Отношения армии и власти – до сих пор самая запретная тема в Турции.

Прогулочное судно «Алихан Гекче» отходит от стамбульского причала Бостанжи ровно в восемь утра. На палубе обычно многолюдно. Пассажиры, офисные служащие, отправляются в европейскую часть Стамбула, где находится деловая часть города. Пятидесятилетний капитан Алихан Кемче по громкоговорителю рассказывает пассажирам историю солдата, в честь которого было названо это судно. Двадцатилетний «чауш» (так называется самый младший чин в турецкой армии) сражался и погиб три года назад в ходе военных действий с курдскими сепаратистами на юго-востоке Турции. Он остался один в снежных горах и отстреливался до последнего патрона. «Не террориста-самоубийцу, погибшего за родину, в Турции называют шахидом, — говорит мне пассажир судна, двадцатилетний служащий Айдын, — мусульмане верят, что шахидом может стать каждый, кто принял мученическую смерть на войне против врагов, сражаясь во имя Аллаха, защищая свою веру, родину, честь, семью».

«Демократию принесли на штыках военные»


Призыв в армию — испытание для большой и шумной турецкой семьи, каждый член которой, дальний или близкий родственник, считает своим долгом принять участие в подготовке к достойной службе «молодняка». Семнадцатилетние турецкие юноши отправляются в армию по традиции несколько раз в году. За пару недель до начала сборов по всей стране проводится тестирование новобранцев. Здесь как в лотерее — кому повезет. Можно отправиться на «таатиль», в отпуск, куда-нибудь в теплую солнечную Анталию, где солдаты охраняют штаб, «загорая» у моря, а можно угодить на юго-восток Турции, в горы, где вот уже который год продолжаются боевые действия с курдскими сепаратистами. Те, кому выпало Мустафа Кемаль Ататюрк

Мустафа Кемаль Ататюрк

служить в горячей точке, возвращаются домой через полгода, а иногда и через пару месяцев. Отправляясь на службу, будущие солдаты закупают все необходимое сами: нижнее белье, теплое обмундирование, фляжки для воды с изображением Ататюрка, создателя современной Турции, который также был профессиональным военным. Возле одного такого «военного магазина» в азиатской части Стамбула мне удалось поговорить с семнадцатилетним Ахмедом, который должен через неделю отправиться на службу. Он как раз покупал фляжку и радостно рассказал мне, что собирается делать еще и наколку на руке — подпись Ататюрка. А затем неожиданно серьезно сказал: «Демократию принесли на штыках военные».

«Еще недавно отношение к армии и военным у многих турок было как к чему-то святому, — говорит мне майор в отставке, семидесятилетний Мехмет Кылыч, — несколько поколений турок были воспитаны в великом почтении к армии». Профессия военного была одной из самых уважаемых в обществе. Многие, в основном небогатые семьи, предпочитали отдавать своих детей в военные училища. Семьи турецких солдат, погибших в ходе военных действий, получали помощь от государства: повышенные пенсии, ясли, садики, бесплатные стипендии для обучения, дома для престарелых родителей. Заботу о жизни семей погибших осуществлял фонд «Мехметчик», так в уменьшительно-ласкательной форме называют в Турции находящихся на службе военных. Чиновники военного ведомства помогали выбить выгодный кредит в банке, погасить долг за квартиру, оплатить счета за электричество. Да и обычные турки проявляли небывалую солидарность с семьями погибших солдат. В качестве пожертвования до сих пор многие практикуют отчисление с банковского счета, которое можно сделать прямо с мобильного телефона СМС-сообщением на сумму около трех долларов. А в минувшем году сбор средств под девизом «Поддержим наших героев» принес около пятидесяти миллионов евро. Инициатором кампании стал тренер национальной сборной по футболу Фатих Терим, который на открытии каждого важного матча во время исполнения национального гимна отдает по-военному честь своим игрокам. Турецкая армия, вторая по численности в НАТО, насчитывает около пятисот тысяч человек.


В чем был смысл переворотов?


Отношение к военным изменилось с приходом к власти Партии справедливости, которая вот уже более десяти лет управляет страной. Под предлогом демократических реформ на пути в Евросоюз умеренно исламистское правительство провело ряд конституционных изменений, которые резко ограничили власть военных. Исламисты утверждали, что реформы призваны предотвратить вмешательство армии во внутреннюю жизнь страны, что не раз случалось на протяжении турецкой истории. Гражданским судам разрешили преследовать офицеров, которых раньше мог судить лишь военный трибунал. Под следствием оказались десятки, если не сотни действующих и отставных генералов. Турецкие телеканалы ежедневно демонстрировали ход судебных процессов. Организаторов военных переворотов прошлого, несмотря на довольно преклонный возраст, извлекали из домов престарелых — парализованных, полуслепых. Под судом оказались уцелевшие члены военного режима, которые в 1980 году совершили переворот. Девяностолетний генерал Тахсин Шахинкайя из-за плохого самочувствия давал показания в больничной палате.

В те годы он был членом Совета национальной безопасности, главного органа власти в стране. Он никогда так и не признал своей вины. В интервью турецкому
История Турции — это история военных переворотов. В минувшем столетии их было шесть.

каналу NTV он объяснил необходимость захвата власти так: «Мы были перед выбором, народ должен понять нас. Страну захлестнул террор. С одной стороны — исламисты, с другой стороны — левые пытались захватить власть. Мы пытались сохранить светские устои республики. Конечно, было много пострадавших и много погибших. Это как на войне, где невозможно обойтись без жертв. Мы действовали по законам Конституции, и нас не в чем обвинять».
Процессы тянутся до сих пор. В поддержку своих действий в начале января власти вывели на стамбульские улицы тысячи турецких граждан. Представители студенчества, женских и общественных организаций выступали против военных переворотов, которые сотрясали турецкое общество в прошлом.

Правительственные газеты заявили, что судебный процесс против генералов станет частью общих позитивных перемен, которые происходят на протяжении последних десятилетий в современной Турции. «На пути в Евросоюз изменилась правовая система, произошел процесс демократизации и модернизации общества, — считает стамбульский преподаватель истории Айнур Алынкан, — сегодня мы не боимся говорить открыто о самых трудных моментах нашей истории». Гимназия, где она преподает, носит имя Кенана Эврена, еще одного члена той самой «хунты» восьмидесятых. Его именем в Стамбуле названы десятки школ, улиц, проспектов. «Нас уверяли, что военный путч был организован с целью борьбы с левыми и исламистами, что военные спасли страну. Только теперь мы понимаем и оцениваем масштаб этого события. История Турции — это история военных переворотов. В минувшем столетии их было шесть. Сценарий был один: недовольные властью военные организовали путч и смещали власть, за этим следовал экономической кризис и долгие годы рецессии», — говорит педагог.

Однако ряд оппозиционных турецких партий довольно скептически отнеслись к судебным процессам над военными. Оппозиционные издания отмечали, что так называемые гражданские суды, которые под лозунгами демократии проводят дела против военных, на самом деле ангажированы, напичканы приближенными к правящей партии людьми или людьми, симпатизирующими власти. Более того, как показала практика, многие судьи оказались просто некомпетентны в делах военного права. Редактор одного из информационных сайтов заметил в связи с этим: «В обществе царит смута умов, рушатся все представления о демократии, о республике. На протяжении долгих лет была серия военных переворотов. Каждый из них возникал после того, как к власти пыталась пробраться очередная исламистская партия. Светские устои на своих штыках от исламистов охраняли турецкие солдаты. Теперь исламисты хотят полностью контролировать жизнь страны и не пустить военных в политику».

Результатом «демократических реформ» стало резкое падение боевого духа турецкой армии. Практически вся военная верхушка оказалась под следствием по подозрению в организации заговора с целью свержения нынешнего премьер-министра Реджепа Эрдогана. Более трехсот офицеров уже получили длительные тюремные сроки — до двадцати лет. По информации правительственных газет, заговор под названием «Бальоз» («Молот» или «Кувалда») был задуман в 2003 году с целью захвата власти и свержения партии, которая, по мнению военных, якобы угрожала светским устоям республики. Правительственные газеты писали, что генералы планировали организовать взрыв в центральной стамбульской мечети Фатих во время пятничной молитвы, где в это время могли находиться до тысячи человек. В это же время с целью создания паники и дестабилизации общества планировались взрывы в нескольких многолюдных стамбульских районах.

Нечто подобное было у Сталина, который в целях сохранения собственной власти уничтожал свой народ и отправил в лагеря интеллигенцию и военных.

Военные, в свою очередь, назвали этот «план» полным безумием, придумкой исламистского правительства с целью расправы с ними. Во время ареста бывший глава генштаба Турции генерал Башбук заявил, что обнаруженные во время обысков топографические карты и планы были частью общей войсковой игры.
Не так давно премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган заявил о том, что в ближайшее время правительство рассмотрит вопрос о возможности отмены моратория на смертную казнь. Высшую меру наказания поддержали более девяноста процентов населения. Многие эксперты считают, что отмена смертной казни станет самым действенным способом борьбы против террористов, в частности, против курдских сепаратистов, которые много лет ведут борьбу за создание автономии на юго-востоке Турции. «Растет количество терактов, — пишет популярная газета «Хюрриет». — Каждый день приходят печальные известия о новых жертвах среди военнослужащих. Вдовы военных требуют мести, дети оплакивают погибших отцов. Правительство бездействует, в тюрьмах преступники поедают бесплатные харчи, которые оплачивают турецкие налогоплательщики».

Оппозиция, однако, не исключает, что высшую меру наказания Эрдоган в случае надобности сможет применить и в ходе расправы с неугодными военными. Мой анонимный собеседник, преподаватель истории в одном из стамбульских вузов, уверен, что стоящие у власти разработали хорошо обдуманный план по дискредитации армии. «Нечто подобное было у Сталина, который в целях сохранения собственной власти уничтожал свой народ и отправил в лагеря интеллигенцию и военных. Военных забирают без предупреждения, как когда-то в России», — говорит он.

Когда я заканчивала репортаж, пришло сообщение о скоропостижной кончине журналиста и телеведущего Мехмеда Али Биранда, который не раз выступал против гонений на военных. Вот строки одного из последних его репортажей: «Минувшим летом во время обострения политической ситуации с соседней Сирией несколько боевых снарядов, выпущенных из сирийских орудий, попали на турецкую территорию, уничтожив жилые знания, что привело к гибели мирных граждан. Нам заявили, что в случае нападения турецкая армия с легкостью уничтожит противника и даже проведет операцию на территории соседней страны. Я сомневаюсь в этом. Армия деморализована, дух командного состава находится в упадке, офицеры испуганы и опасаются высказывать свое мнение вслух, потому что завтра каждое слово может стать причиной ареста за соучастие в тайном военном заговоре».

Другие материалы о споре между светской и исламской Турцией:

Зеленый чай с «зеленым» бисквитом
Если бы Аллах хотел создать девушку...
«Вся жизнь впереди» – не для Турции?
«Умирающий Дарвин» и Эйнштейн «с языком»
«Партия платочников» и мягкий ислам в Турции
XS
SM
MD
LG