Accessibility links

Цена справедливости для бедных


В Цхинвале еще можно встретить семьи, которые вынуждены жить в ветхих домах: как правило, это беженцы из внутренних районов Грузии

В Цхинвале еще можно встретить семьи, которые вынуждены жить в ветхих домах: как правило, это беженцы из внутренних районов Грузии

В Цхинвале еще можно встретить семьи, которые вынуждены жить в ветхих домах. Как правило, это беженцы из внутренних районов Грузии. Им пришлось покинуть свои дома в разные годы, когда грузино-осетинские отношения начинали обостряться.

Мимо этого неприметного дома на одной из самых оживленных улиц города ежедневно проносятся тысячи автомобилей. Мало кому известно, что в этом заброшенном доме уже 18 лет живет небольшая семья – Марина Зазарян и ее сын Георгий. В 90-е годы прошлого века они вынуждены были переехать на жительство в Цхинвал.

Марина Зазарян: Мы приехали сюда в 94-м году из села Каралети Горийского района Грузии. Живем здесь с сыном, тогда ему было три года.

"Эхо Кавказа": Почему уехали оттуда?

Марина Зазарян: "Мой сын – осетин, поэтому и уехали. Знаете, прямо нам никто ничего не говорил, но я испугалась за него. Муж умер давно. Тут все подтвердят, что мы уже 18 лет здесь живем.

Соседи мне и рассказали про Марину и ее сына, которые ждали меня с особой надеждой, считая журналиста последней инстанцией в решении их проблемы.

Семья Зазарян занимает всего одну комнату, в которой провалился пол, протекают потолки. Двери в комнату были открыты, так как дровяная печь нещадно дымила. Две кровати, солдатское одеяло на одной из них, маленькая старая тумбочка.


Приехав в Цхинвал, Марина какое-то время подрабатывала на мойке машин, потом простудилась и тяжело заболела. Из-за суставных болей она до сих пор не может долго стоять. 21-летний Георгий стал единственным кормильцем в семье. Работал в Министерстве обороны, пока их полк не расформировали. Теперь подрабатывает, где придется, грузчиком, сборщиком винограда. Сейчас устроился водителем большегрузной машины у знакомых.

Марина и Георгий с нетерпением ждут водительской зарплаты, потому что долги в соседнем продуктовом магазине, где им из сочувствия идут навстречу, растут с каждым днем, а помощи ждать не приходится. Марина успела поработать в продуктовом магазине, но однажды хозяева выявили недостачу в 1000 рублей. С тех пор Марина боится связываться с торговлей.

Был в ее жизни и другой неприятный эпизод, когда она написала заявление о приеме на работу в одно из госучреждений. Ей пообещали место, сказали, что позвонят, но звонка она так и не дождалась. Спустя пару месяцев выяснилось, что все это время ей начисляли зарплату в сумме 12 тысяч рублей. Их получал начальник, передавая Марине за терпеливое ожидание 500 рублей в месяц.

Недавно в дверь Зазарян постучала новая беда – хозяева ветхого дома просят освободить жилье. Марине и Георгию идти больше некуда, поскольку зарегистрированы они в коллективном центре для беженцев, где им тоже не нашлось места. Продолжает Марина Зазарян:

"Отсюда нас выселяют, к кому обратиться, уже не знаем. Хозяева давно хотят нас выселить, просто нам некуда идти. Вот так и живем до сих пор. В правительство каждый день ходили, в мэрию города тоже каждый день то сын, то я ходила. Сказали, что жилье нам сейчас не положено. Только через два года. А через два года я превращусь в калеку".

Соседи Марины сочувствуют ей, надеясь на справедливость, как выразилась Света Хачирова, "для бедных людей":

"Это очень бедные люди, живут они в сыром доме, когда идет дождь, везде протекает. Никто не обращает на это внимание. Вот эти картонные коробки мы выбрасываем, а они собирают и этим хоть как-то протапливают дом. Пусть пришлют сюда жилищную комиссию. Почему они сюда ее не присылают?! Чтобы она сравнила те заявления, которые у них находятся. Пусть и тех проверят, и этих. Ведь они на самом деле очень нуждаются в жилье".

На тяжелую бытовую ситуацию Марины Зазарян уже отреагировали сотрудники Международного Комитета Красного Креста, которые пообещали навестить ее. Но гораздо важнее для нее реакция правительственной комиссии по распределению жилья, от которой зависит судьба семьи.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG