Accessibility links

О времена, о нравы... Даже в самые буйные годы драться на тихой, академичной улочке перед первым корпусом Национальной библиотеки было как-то не принято. Для коротких, отчасти даже театрализованных стычек шли в Александровский сад, для основательного мордобоя – куда-нибудь вбок и наискось, а на улице Гудиашвили мальчики становились серьезными и галантными – пропитанная золотистыми библиотечными пылинками атмосфера успокаивала и умиротворяла.

Но сегодня эта улица ассоциируется не с идиллическими воспоминаниями или с тешащими национальное самолюбие данными ЮНЕСКО, согласно которым Грузия является мировым лидером по количеству библиотечных книг на душу населения. Начиная с минувшей пятницы все это заслонено расквашенными физиономиями и мелькающими кулаками – протестующие сорвали попытку Саакашвили выступить в здании библиотеки, "помяв" нескольких его приближенных, которые неандертальскими повадками ничем не отличались от нападавших. Этой сцене недоставало лишь сползающего по стенке, нокаутированного Меркуцио, шепчущего: "Чума на оба ваши дома!", поскольку именно эта реплика в полной мере передает всю горечь настроения, постепенно овладевающего умами.

Еще немного и сумерки грузинской демократии плавно перетекут в Варфоломеевскую ночь. Чтобы этого не произошло, стороны должны прийти хоть к какому-нибудь стабилизирующему ситуацию соглашению. Яблоком раздора №1 является пункт Конституции, согласно которому президент имеет право в любой момент отправить правительство в отставку и назначить премьером, кого пожелает, невзирая на результаты выборов и мнение парламента. Интересно, что в далеком 2004-м Саакашвили закладывал эту мину, опасаясь тогдашнего премьер-министра Зураба Жвания. Но сегодня он слишком слаб для того, чтобы разогнать правительство и удержать власть, к тому же в ближайшие дни "Грузинская мечта" может перевербовать еще парочку парламентариев и изменить этот пункт двумя третями депутатских голосов. Поэтому через пару часов после "Битвы при библиотеке" Саакашвили выразил готовность отказаться от этой, по сути, нереализуемой возможности, если оппоненты пойдут на встречные уступки.


Бидзина Иванишвили ответил в том духе, что он, в принципе, готов принять капитуляцию противника. Его главное условие не оставляет возможности для иной интерпретации: "националы" вместе с "мечтателями" должны быстро проголосовать за изменение Конституции и лишь после этого перейти к неторопливому обсуждению других вопросов. Да, это будет не безоговорочная капитуляция с поникшими долу головами побежденных и бронебойными взорами Жукова или Макартура, а почетная, как в XVIII веке, с возможностью сохранить лицо, но это мало что меняет. Саакашвили фактически предложили отдаться на милость победителя, который после отмены зловещего пункта может попросту забыть о его существовании, проблемах, бедах и чаяньях. Что касается ответных шагов, Иванишвили не исключает того, что прозападная ориентация Грузии может быть зафиксирована в законодательстве, к чему столь страстно призывают "националы", но он четко дал понять, что никакого иммунитета от уголовного преследования в связи с особо тяжкими эпизодами прошлого они не получат. В понедельник стороны приступили к уточнению деталей.

Так что же делать Михаилу Саакашвили – смириться под ударами судьбы или все же оказать сопротивление? Но как? Силы неравны, ресурсов явно недостаточно, не хватает даже уличных "пехотинцев". А ведь библиотечная стычка – лишь бледный прообраз того, что может произойти на тбилисских улицах, если конфронтация будет нарастать. Противник слишком зол и многочисленен; гроздья гнева могут лопнуть от малейшего прикосновения и окропить асфальт красным.

Вероятно, единственным разумным выходом для "националов" является внятный, демонстративный, закрепленный отменой конституционной лазейки отказ от неадекватной идеи быстрого реванша и возвращения во власть каким-либо иным путем, кроме очередных парламентских выборов. Безусловно, после этого от них отхлынут уповающие на чудо временщики, а влияние Михаила Саакашвили резко снизится, но может оно и к лучшему? Партия больше не может находиться в каком-то подвешенном, противоестественном состоянии, она трещит и гнется под давлением; для того, чтобы выжить и (что немаловажно) легитимизироваться в качестве полноценной оппозиционной силы, ей необходимо отказаться от остатков власти, тем паче что воспользоваться ею практически невозможно. Иллюзии, связанные с "конституционным переворотом", по сути, являются камнем на шее, который тянет "Национальное движение" ко дну.

Безусловно, можно не называть то, через что предстоит пройти Михаилу Саакашвили, "капитуляцией", а использовать щадящие формулировки, через слово поминая "дух сотрудничества" или "апофеоз политики сосуществования". Но это ничего не изменит – есть предложение, от которого невозможно отказаться, и его, скорее всего, придется принять – либо немедленно, либо немножко помучившись. После чего Саакашвили сможет в полной мере ощутить себя лидером оппозиции и даже сходить с однопартийцами на улицу Гудиашвили и записаться в библиотеку, чтобы учиться, учиться и учиться, как завещал известно кто. Начать все сначала будет неописуемо сложно, но такова доля грузинского оппозиционера... да и кому сейчас легко?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG