Accessibility links

И вновь достопочтимый Гела Васадзе совлек в свои пределы (имеется в виду его Livejournal) любопытствующих поклонников и поклонниц, предложив им поразмыслить над нетрадиционной альтернативой между выбором Евросоюза и выбором европейским. В его понимании, вступление в ЕС – это худший вариант для Грузии в рассуждении перспектив ее развития. Вообще, текстам Гелы Васадзе сложно отказать в какой-то особо пронзительной своевременности - он начинает разговор ровно там, где уже почти произошел болезненный, трагический разрыв в ткани событий. Актуальность его тревожного провидения тем более очевидна, что вступление Грузии в Евросоюз ожидается со дня на день. Впрочем, это к слову.

Речь идет о том, что Грузия не должна идти на поводу стремительно левеющей Европы и принимать обязательные к исполнению всеми ее членами правила хозяйствования. Это может разрушить только-только начавший складываться при Саакашвили уникальный экономический уклад страны. Гела Васадзе является страстным поклонником либертарной экономической теории, которая - если описывать ее совсем просто – является одним глобальным запретом на любые запреты в области экономической деятельности, а в формате анархо-капитализма и вовсе отрицает позитивную роль государства. Максимальное разгосударствление и минимум ограничений. Хозяйственное пространство отдается инциативе и предприимчивости - непозволительно накидывать узду на творческий дух Капитализмуса, который дышит, где хочет во имя бога эффективности и наживы. Оковами для свободного производства прибавочной стоимости являются трудовой кодекс, профсоюзы, всяческий контроль качества продукции, любые государственные службы, определяющие, соотвествуют ли условия на производстве нормам безопасности, гигиены етс. Помнится, воскурив чуйки из погребов Кахи Бендукидзе и оседлав няшную приблуду под названием Lessez-faire, Гела Васадзе недоумевал, к чему грузинским старикам пенсии – корма у государства все равно на всех не хватает.

Собственно, не вдаваясь в рассмотрение вопроса по существу – хороша или плоха либертарная теория – скажем лишь, что учреждение даже малых ее начал в грузинской реальности привело к весьма плачевным последствиям. Нищенские зарплаты без всякой возможности их оспорить – забастовки и протесты раскатывались полицией без малейшего намека на совесть - увольнения без объяснений и выходных пособий, травматизм на производстве без компенсаций и прочая…

В освбожденной и реформированной Грузии даже изнеженные западные инвесторы, знавшие на родине, чем можно поплатиться за попрание прав рабочих, мгновенно превращались в разнузданных рабовладельцев, не говоря уже о познавших в тонкостях трудовую этику бизнесменах из Индии, Турции или Китая. Геле, конечно, все это известно не хуже, чем любому другому, но он отчаянный идеалист: для него древо жизни – это сухостой, а теория – полна жизни.

Евросоюзу, который он рассматривает, как организацию социалистическую, предавшую подлинные ценности Европы, Гела Васадзе противопоставляет европейский цивилизационный выбор Грузии, заключающийся в сближении с НАТО – если говорить об организационных мерах – и в учреждении либертарных начал в отчественной экономике.

Думаю, что уважаемому мыслителю серьезно подпортили вкус штудии эпигонов Анн Рэнд и животный активизм Кахи Бендукидзе – в силки последнего попадали и не столь нежные души. Гела выбрал себе дорогу куда-то совсем в другую сторону – может быть, в Сингапур или Китай, но точно не в Европу. Ведь старушка давно научилась любить человека со всеми его слабостями, непоследовательностью, потребностью в помощи, неумением и нежеланием вгрызаться в себе подобных ради достижения успеха, ну как, примерно, мы относимся к детям, старикам или возлюбленным. Христос пришел к последним, а не к первым - в этом сокровенный пафос европейской цивилизации. Абсолютизация силы, признание социального дарвинизма императивным набором условий человеческого общежития – это не к Европе, Гела. Это можно в ЖЖ, в узком кругу единомышленников, но в приличном обществе не стоит, оконфузитесь.

Я помню также, как однажды, закусив удила в споре, Гела заявил, что ему все равно, сколько человек убил Бачо Ахалая, главное для него – был ли сей славный государственный муж эффективным менеджером.

Я всерьез опасаюсь, что если по пути на той дороге – как мы уже выяснили, совсем не европейской – Гела все-таки случайно вырулит к Европе, то оттуда тут же вышлют полицейский наряд, чтобы остановить продвижение опасного интеллектуала на самых дальних подступах. Помните, как у Пушкина: «за спор то с тем он, то с другим с большим бесчестьем выводим бывал из-за трапезы царской».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG