Accessibility links

Изида Чаниа: "Перо в нашей стране одно"


Редактор "Нужной газеты" Изида Чаниа возмущена тем, что безликие пресс-службы в Абхазии позволяют себе оскорблять людей

Редактор "Нужной газеты" Изида Чаниа возмущена тем, что безликие пресс-службы в Абхазии позволяют себе оскорблять людей

ПРАГА---Сегодня группа абхазских журналистов выступила с петицией по поводу скандального заявления сухумской администрации в адрес главного редактора "Нужной газеты" Изиды Чаниа. Коллеги Изиды по цеху назвали публикацию разнузданной и унижающей человеческое достоинство. У нас на прямой линии из Абхазии "виновница" скандала, главный редактор "Нужной газеты" Изида Чаниа.

Дэмис Поландов: Изида, в своем ответном письме на заявление сухумской администрации, которое также опубликовало агентство "Апсныпресс", вы написали о своем ощущении, что "перо в нашей стране одно, оно отпишет ответ от прокуратуры, от администрации города и от пресс-служб правительства и президента". То есть, в принципе, это не первая такая публикация от имени абхазских чиновников, скажем так, с оскорблениями?

Изида Чаниа: Вообще-то, наши пресс-службы стали какой-то ахиллесовой пятой, наверное. Они перешли предел дозволенности, перешагнули Рубикон, т.е. что бы ни публиковали наши журналисты, в каких бы это газетах и изданиях не появлялось, отвечают все время безликие пресс-службы, которые позволяют себе не просто не отвечать по существу на вопросы, поставленные на критику, которая прозвучала в том или ином СМИ, они позволяют себе оскорблять людей. Симптоматика прослеживается примерно года два-три.


Это началось после вступления нынешнего президента в должность; тогда пресс-служба кабинета министров ответила партии Рауля Хаджинба, и все обратили внимание, что использовались выражения, которые выходили, можно сказать, за рамки приличия. Тогда все абхазские журналисты прореагировали и как-то это отметили. После этого были пресс-службы прокуратуры и еще многих органов, которые отвечали в таком же тоне, когда журналисты пытались выяснить, что имеет спрос в обществе, получить какую-то информацию. Нынешняя публикация, наверное, перешла все грани дозволенного. Наверное, с этим связана такая реакция не только журналистов, но и гражданского общества.

Дэмис Поландов: Изида, письмо, которое написали ваши коллеги в вашу поддержку, содержит и некоторую критику в ваш адрес. В частности, за эпатажный заголовок, который, собственно, и вызвал такую бурную реакцию сухумской администрации. Вы согласны, что немного перегнули палку?

Изида Чаниа: Нет, не согласна. Я вам объясню эпатажность этого заголовка. Дело в том, что проблема канализации в нашей стране стала глобальной проблемой, и на протяжении нескольких лет мы постоянно об этом пишем. Об этом говорит частное телевидение "Абаза-ТВ", много раз писала наша газета. Власти не пытались даже реагировать на такого рода публикации, и, собственно говоря, эпатажность этого заголовка – это была провокация, рассчитанная на то, что власти, наконец, ответят. Власти ответили, но, собственно, не такого ответа от них ждали. От них ждали каких-то разъяснений по поводу того, почему это происходит, и каким образом и когда эта проблема будет решена. Вместо этого они ответили оскорблением.

Дэмис Поландов: То есть та ситуация, которую вы описали конкретно, это же какой-то прорыв канализации в определенном месте, там все остается в том же виде, в каком и было, или все-таки что-то починили?

Изида Чаниа: Знаете, самое печальное, что после этой публикации мне каждый день звонят в газету, предлагают прийти в разные места, сфотографировать подобную ситуацию, т.е. на самом деле канализация стала, извините, что мы об этом говорим, глобальной проблемой для Абхазии. На нее давно нужно реагировать. Глава администрации, закупающий миллионы роз за пределами Абхазии, высаживающий их в Абхазии, прежде всего, должен прореагировать на проблему канализации, а потом уже закупать розы. Мы видим, что вещи, которые должны быть приоритетными для администрации города, отодвигаются на задний план, и это людей очень беспокоит, потому что город находится в жутком состоянии. Это не только канализация, это и полное отсутствие тротуаров в городе, разбитые дороги в центре города, т.е. мы ощущаем, что власти направляют деньги не туда, куда их нужно направлять.

Дэмис Поландов: Изида, меня более всего удивляет, что чиновники, очевидно, не понимают, как подобного рода заявления вообще действуют на аудиторию. Ведь, по сути, это письмо можно рассматривать и как угрозу в ваш адрес, ведь в руках у чиновников властный ресурс, плюс эти эмоции, которые они даже не могут сдержать. Не опасаетесь ли вы какого-то давления со стороны властей или каких-то других акций?

Изида Чаниа: Я все-таки рассчитываю на активность нашего общества, на то, что информация в городе распространяется мгновенно. Я рассчитываю, что люди реагируют на то, что произносят чиновники, что они делают и позволяют себе такого рода словесные оскорбления. Собственно говоря, они, по сути, переступили какую-то грань и развязали средствам массовой информации руки. Мы знаем, что подавать в суды совершенно бесполезно, потому что появляется какая-то непонятная структура, никто не подписывает такого рода заявления своими именами, заявления фактически являются анонимными. Они переступили какую-то грань, когда дали разрешение и нам, журналистам, разговаривать с ними таким же тоном, каким они разговаривают с нами.

Дэмис Поландов: Изида, все-таки администрация города - это какой-то юридический субъект, ему можно предъявлять претензии. Вы не собираетесь отстаивать свои честь и достоинство в суде?

Изида Чаниа: Дело в том, что у нас честь и достоинство многие отстаивали с разными чиновничьими органами. Вы знаете затянувшийся суд Лейлы Тания с "Национальным банком". Она утверждает, что обращается не к "Национальному банку", судится не с банком, а с его главой. Ей доказывают, что она должна судиться с "Национальным банком", т.е. на самом деле эти суды отнимают настолько много времени, что я не могу себе позволить такую роскошь. Для меня важнее сегодня говорить о том, что происходит в стране, чем заниматься бесконечными судебными делами, которые, как я знаю по опыту, не приносят никакого результата.

Дэмис Поландов: Изида, когда вы говорили, что эти ответы как будто пишет одно перо, вы действительно считаете, что это один конкретный чиновник, или вы считаете, что просто эта манера взята на вооружение пресс-службами разных госструктур?

Изида Чаниа: Да, этот тон, который был задан пресс-службой правительства, президента с тех пор, как Анкваб вступил в свою должность, – это такой плохой пример, когда людям дали понять, что можно таким образом общаться с обществом и журналистами.

Дэмис Поландов: Изида, я сегодня не заметил реакции никаких политических партий. Как вы считаете, должны ли отреагировать политические партии на такие заявления?

Изида Чаниа: В социальной сети достаточно сильно отреагировали политические партии. Для меня было большим вопросом, реагировать ли мне самой, но когда появились определенные высказывания наших "горячих" мужчин, поняла, что лучше я отреагирую письменным образом, чем этот конфликт выльется во что-либо другое. Начали раздаваться голоса о том, что такое обращение с женщиной непозволительно, т.е. это начинало выходить из плоскости профессиональной в какую-то другую, и поэтому я предпочла ответить. Я думаю, что политические партии, в принципе, могут высказаться, могут не высказаться. Люди, которые находятся в этих политических партиях, многие из них, подписали письмо моих коллег, а многие высказали свое отношение в Фейсбуке, поэтому я не думаю, что принципиально, чтобы каждая партия сейчас давала оценку. Хотя, вполне возможно, что они это сделают.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG