Accessibility links

Бачо – политзаключенный?


Большинство из собравшихся хотели бы лично засвидетельствовать свое почтение Ахалая, но зал заседания не смог вместить всех желающих

Большинство из собравшихся хотели бы лично засвидетельствовать свое почтение Ахалая, но зал заседания не смог вместить всех желающих

Сегодня в Тбилисском городском суде прошло очередное слушание по делу Бачо Ахалая. Бывшего министра обороны и еще семерых его бывших подчиненных обвиняют в издевательстве над военнослужащими, а также незаконном лишении свободы человека. Сегодня прокуратура представила длинный список свидетелей, давших показания против Ахалая.

С раннего утра обстановка у здания суда была весьма неспокойной: во дворе собралось несколько сотен сторонников Бачо Ахалая. На акцию поддержки они явились с грузинскими флагами и плакатами "Бачо – политический заключенный".

Для обеспечения безопасности к зданию были стянуты около трех сотен полицейских. Они выстроились двумя плотными рядами, исключив малейшую возможность столкновения между сторонниками и противниками бывшего министра.

Многие из тех, кто присутствовал на сегодняшнем слушании, приехали из Зугдиди. Среди них – только что уволенные со службы работники местных органов власти и силовых ведомств. Большинство из них хотели бы лично засвидетельствовать свое почтение Ахалая, но зал заседания был не в состоянии вместить всех желающих. Тем, кто не попал вовнутрь, пришлось наблюдать за происходящим через небольшие окна в дверях.


Главного обвиняемого встречали шквалом аплодисментов. Все присутствовавшие, как по команде, встали, некоторые начали выкрикивать лозунги в поддержку Бачо Ахалая. Последнего такой прием нисколько не смутил – Ахалая, обменявшись быстрыми рукопожатиями с несколькими парламентариями в первом ряду, стал о чем-то переговариваться со своим адвокатом.

Напротив Ахалая сидела его молодая жена Анна Надареишвили, впервые почти за полгода увидевшая супруга. "Я сегодня вся на эмоциях, даже не знаю, как выразить, что я думаю, – заявила она по окончании процесса. – У меня нет никаких сомнений, что он не останется в тюрьме. Все обвинения против него настолько абсурдны. Ни дня за решеткой он не останется, надо только дождаться вердикта. Вот увидите, его обязательно оправдают!"

Несколько дней назад Анна приготовила для Бачо белоснежную сорочку и передала в тюрьму с черным шелковым пиджаком. В этом одеянии он предстал сегодня перед судом.

"Не стал бы он выходить на люди в спортивках", – объяснила мне Анна.

Прошло уже больше трех месяцев с момента ареста Ахалая. Все это время бывший министр находится в одиночной камере под особой охраной.

"Психологически на него это сильно давит, – говорит адвокат Малхаз Велиджанашвили. – Даже поговорить не с кем, совсем один он там сидит. Мне даже трудно себе представить, как так можно жить. Если несколько дней к нему никто не заходит, у него начинается депрессия".

Сегодняшнее заседание восполнило дефицит общения. В течение почти четырех часов, пока шло слушание, Ахалая без остановки переговаривался со своими родными и друзьями в зале.

В прошлом месяце в его деле появилось новое, третье по счету обвинение. Ахалая обвиняют в организации пыток военнослужащих Норийского учебного центра. По версии прокуратуры, зимой 2010 года, по приказу Ахалая, солдат, отказавшихся выходить на утреннюю зарядку, сначала жестоко избили, а позже заставили выполнять изнурительные физические упражнения. Все закончилось тем, что раздетых курсантов по шею закопали в землю и удерживали в таком положении несколько часов.

Сегодня представителям прокуратуры потребовалось почти полтора часа, чтобы только огласить список свидетелей и перечень доказательств, находящихся в распоряжении обвинения. Всего истцов – 26 человек, среди них и рядовые, и офицеры.

В целом против Ахалая и семи других бывших работников Минобороны, обвиняемых по этому делу, показания дали больше 170 человек, в том числе бывший глава национальной гвардии Зураб Арсошвили. В течение долгих лет он был близким соратником Вано Мерабишвили. В 2010 году Арсошвили покинул пост в Минобороны по личному требованию Ахалая.

"Зураб Арсошвили не является прямым свидетелем ни прокуратуры, ни адвокатов, – успокаивал журналистов давний друг Ахалая и бывший сотрудник МВД Георгий Ониани. – Он косвенный свидетель, который в своих показаниях дает общее описание своего конфликта с Ахалая".

Ониани и другие сторонники "Национального движения" настаивают, что Ахалая не виновен, а его арест – это заказ нового грузинского руководства:

"Все эти процессы преследуют единственную цель - удовлетворить неутолимое желание Бидзины Иванишвили увидеть своих оппонентов за решеткой, – сказала по окончании судебного слушания депутат Чиора Тактакишвили. – Все дело основано на подтасовках и ложных показаниях".

Насколько весомыми доказательствами располагает прокуратура, станет ясно во время предстоящих слушаний. Но уже сейчас мало кто сомневается, что на рассмотрение столь объемного дела уйдет, по меньшей мере, еще полгода.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG