Accessibility links

Мэру предъявят обвинения


Сам Гиги Угулава не комментировал намерения Следственной службы

Сам Гиги Угулава не комментировал намерения Следственной службы

ПРАГА---Пока материал готовился к выходу в эфир, следственная служба Минфина Грузии сообщила, что мэру Тбилиси Гиги Угулава завтра будет предъявлено обвинение в отмывании денег и присвоении средств в крупных размерах. По данным службы, речь идет о двух эпизодах: о присвоении телекомпании "Имеди" и создании фиктивных рабочих мест для активистов "Единого Нацдвижения". Мэр Тбилиси Гиги Угулава приглашен в следственную службу для предъявления обвинения и осуществления других следственных процедур 23 февраля, в 14.00. Пока неизвестно, будет ли он задержан после предъявления обвинения. Сам Угулава не комментировал намерения Следственной службы, передает "Новости-Грузия". У нас в студии главный редактор радио "Эхо Кавказа" Андрей Бабицкий.

Кети Бочоришвили: Я бы хотела спросить у вас. Как, по-вашему, завтра будет предъявлено обвинение человеку из самого ближайшего круга президента? Все об этом говорят, как о свершившемся факте. Не говорит ли это о том, что кольцо вокруг главы государства сужается?

Андрей Бабицкий: В общем, я бы сказал, что да. Давайте сейчас говорить не о правосудии, хотя, наверное, претензии к бывшим чиновникам не беспочвенны, но, в конце концов, в этом разберется суд. Давайте посмотрим на эту ситуацию как на политические шахматы. Кстати, говорят, что в бизнес-кругах у Бидзины Иванишвили было прозвище "Удав", т.е. он медленно, но очень последовательно затягивал удавку на шее своих – назовем их политкорректно – оппонентов. Все последние месяцы лидеры "Нацдвижения" на публике вели себя так, как будто они продолжают удерживать власть: шли на обострение конфликта, демонстрировали крайнюю степень пренебрежения к Иванишвили, крутили с утра до вечера заезженную до дыр пластинку, что он агент Кремля, наследник воровских, бандитских 90-х и т.д. Но, тем не менее, как бы не на авансцене, а в кулуарах, там, где обывателю не очень понятно, что происходит, удавка продолжала стягиваться.


Бакрадзе на прошлой неделе сказал, что прокуратурой было допрошено шесть тысяч сотрудников городских служб, но, я думаю, он хватил лишку. Наверняка идут допросы, и лидеры "Нацдвижения" не могут не понять, что под ними фактически начинает шевелиться почва. И это очень хорошо стало понятно на уходящей неделе, когда Усупашвили рассказал о том, как проходили не презентованные широкой публике переговоры о том, что в конце концов "Национальное движение" выдвинуло главное условие – амнистия для всего "Национального движения", для его руководителей, чиновников всех уровней, которые служили при прежней власти. В общем, это говорит о растерянности и страхе, потому что просьба об амнистии означает признание того, что преступления были совершены. Отвергнув амнистию, фактически "Грузинская мечта" нанесла фантастический удар, и я понимаю почему.

Кети Бочоришвили: А почему?

Андрей Бабицкий: Помните, Иванишвили встречается с Патриархом? И противники Саакашвили, которых сейчас довольно много в Грузии, приходят в недоумение: что это такое: Иванишвили обменивается с Саакашвили улыбками, они рядом сидят, и вот это ощущение, что на самом деле Иванишвили действует как-то очень мягко, чиновников выпускают под залог. Недовольство, скажем так, его непоследовательностью, нежеланием преследовать своих оппонентов по всем углам звучит все явственнее, становится все более очевидным общественным фактором. Я думаю, очень хорошо на самом деле, что Иванишвили, с одной стороны, каким-то образом учитывает общественное настроение, а с другой стороны, все-таки не идет у них на поводу, потому что если бы он руководствовался настроениями толпы, то сегодня он действовал бы по лекалам Саакашвили, который рассадил моментально всех тех, кого он считал своими противниками, по тюрьмам.

Кети Бочоришвили: То, о чем вы услышали сегодня, как раз подтверждает ваши слова, что у Иванишвили есть наверняка четкая линия, как действовать дальше. Как вы думаете, какие действия повлечет со стороны "Национального движения" этот факт? Уже известно, что депутаты от "Нацдвижения" направляются из Кутаиси в Тбилиси и наверняка будут предпринимать какие-то шаги, если учесть, что 19 апреля они уже назначили большой митинг и собираются созывать своих сторонников. Как вы думаете, это приблизит эту дату, и будут ли такие шаги предприняты со стороны "Национального движения"?

Андрей Бабицкий: Да, я думаю, что сейчас будет истерика на все лады - ее закатят по самому верхнему регистру, но ресурс "Национального движения" очень невелик. Вы сказали, что они назначили большой митинг. Они митинг назначили, но будет ли он большим, – это серьезный вопрос, на который нет однозначного ответа. Я думаю, они могут попытаться собрать своих сторонников в защиту Гиги Угулава. Мне кажется, что эта акция может оказаться абсолютно провальной, если придет мало людей.

Кети Бочоришвили: Я просто хочу резюмировать.

Андрей Бабицкий: Легальные средства противодействия сегодня у них отсутствуют, а улица им уже не принадлежит.

Кети Бочоришвили: То есть можно ли считать, что противостояние примет необратимый характер, и ни о каком соглашении речи потом быть не может?

Андрей Бабицкий: Я бы не назвал это противостоянием. Противостояние – это все-таки какой-то конфликт относительно равных политических сил. Политических рычагов у "Национального движения" становится все меньше. Мне кажется, что этот удар может оказаться крайне болезненным, потому что сейчас "националы" попытаются использовать те ресурсы, на которые они еще рассчитывают, а окажется, что у них их нет. У них отсутствуют любые средства воздействия на ситуацию, и выяснится, что это абсолютно лопнувший пузырь. Это будет полный конец "Национального движения" как политической силы.

Кети Бочоришвили: Ну, как говорится, поживем – увидим.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG