Accessibility links

Зависть Бидзины Иванишвили стала крылатой – когда он говорил об Армении, конструктивно выстроившей свои отношения с Россией. В Армении, между тем, ответили своей завистью. И к Грузии в целом, и к Иванишвили лично. Грузины, сетуют в Ереване, прямо сказали России, что о ней думают. И теперь Иванишвили для России – равноправный партнер. Мы же, продолжают они, называли себя стратегическим партнером. И так и остались форпостом.

Бидзине Иванишвили снова повезло: он снискал армянские лавры лишь благодаря тому, что пришел после Саакашвили. В том, что срок Саакашвили закончился не только календарно, но и по сути, в Армении не сомневаются. Как и в том, что дело им придется теперь иметь именно с Иванишвили. Речь, конечно, не о власти. Речь о той части элиты, в которой рождается будущий интеллектуальный тренд. О тех, кто просчитывает больше, чем на один президентский срок. И в Армении, и в Азербайджане, где зависть к Грузии устроена немного по-другому. Баку и сам выстроил с Москвой такие отношения, что имеет все основания форпост в Армении принимать на свой счет. Но умение твердо сказать Москве "нет" позволило Грузии сделать то, чего Азербайджан делать не собирается.

И вот теперь Грузия, как минимум, нажимает на тормоз. И чувство соседской зависти от этого становится немного острей. Может быть, оттого, что теперь, когда шанс рискует оказаться в прошлом, он начинает восприниматься как общий.


Личностно Иванишвили проигрывает Саакашвили в глазах обоих враждующих соседей. Никто не питает иллюзий насчет особенностей его характера. Но это для соседей проблема самих грузин. Никто не собирается обманывать себя насчет преданности Саакашвили идеалам демократии. Но по этой части никто из соседей и сам неизбалован.

Но вот что странно. При всех различиях внешнеполитических мифологий и стратегические пристрастия уходящей грузинской власти оцениваются все более схоже.

Для Баку готовность Иванишвили обсуждать открытие железной дороги через Абхазию была скверным знаком. И дело не только в прорыве блокады Армении. Блокады все равно нет, а железная дорога при случае окажется полезной и Азербайджану. Дело в той легкости, с которой Иванишвили готов пересмотреть традиционные силовые линии на Кавказе. Грузинскому премьеру, видимо, прояснили, что нельзя одним придаточным предложением отменять проект Карс-Ахалкалаки-Баку. Но опасения в Баку остались.

При этом и Иванишвили вовсе не воспринимается агентом Кремля. Просто раньше грузинская позиция выглядела понятной и незыблемой, а теперь в ней появилась варианты. Причем, возможно, непредсказуемые.

В Армении это восприятие не менее драматично, чем в Азербайджане. Но это другой драматизм. Армения не может позволить себе сделать решительный внешнеполитический выбор. Она его может только обозначать. Шаг на Запад – оглядка – приветливая улыбка Востоку. Если Восток не очень раздосадован – еще полшага на Запад. Настроения меняются. В 2008-м здесь симпатизировали России. Сегодня Саакашвили любить больше не стали. Просто здесь обнаружили, как при определенной политической воле можно делать рывок. Даже при имеющейся линии фронта с Россией. Даже при населении, которое мифам братства предано ничуть не меньше.

Армения как никто другой знает, сколь тщетны внутриполитические потуги без внешнеполитической революции. Азербайджан знает, как опасны внешнеполитические революции, если они лишь для того, чтобы ничего не менять в стране.

История Грузии выдержана в обоих этих жанрах одновременно. А еще она показала, какую цену приходится платить за тот шаг, который вызывает у соседей зависть. И все это с каждым днем все более актуально и для Армении, и для Азербайджана. Грузия между ними – это теперь уже совсем не только география.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG