Accessibility links

"Власть терпит нас, и мы терпим власть"


По словам Александра Анкваба, государство обязано защищать и гарантировать не выходящую за рамки закона свободу слова

По словам Александра Анкваба, государство обязано защищать и гарантировать не выходящую за рамки закона свободу слова

ПРАГА---27 февраля в Абхазии свой профессиональный праздник отмечают журналисты. Сегодня работники СМИ получили немало поздравлений от чиновников республики. Об отношениях власти и журналистов в Абхазии мы беседуем с главным редактором газеты "Чегемская правда" Иналом Хашиг.

Дэмис Поландов: Инал, сегодня в Абхазии отмечают День средств массовой информации, и целый день идут поздравления. Поздравления от чиновников, журналистов поздравил Александр Анкваб. Я бы хотел спросить вас, как главного редактора одной из абхазских газет, как сегодня работается абхазским журналистам с властями, непростые эти взаимоотношения или простые, и как они изменились за последние полтора-два года, когда к власти пришел Александр Анкваб?

Инал Хашиг: Не сказать, что у нас все в идиллии, не сказать, что у нас все плохо, но если коротко характеризовать отношение власти к независимым СМИ, представителем которых я являюсь, можно сказать, что власть терпит нас, и мы терпим власть. Эти отношения за последние десять лет не особо изменились. Ситуация, можно сказать, стабильная.


Дэмис Поландов: Инал, совсем недавно мы обсуждали ситуацию, когда сухумская администрация ответила Изиде Чаниа – главному редактору "Нужной газеты", в такой тональности, с использованием такой лексики, что, в принципе, это вышло за все рамки. Мы тогда говорили и с самой Изидой, она сказала, что именно при Александре Анквабе появилась эта практика весьма грубого словесного обращения с журналистами. Как вы считаете, эта тенденция действительно имеет место?

Инал Хашиг: Сама практика существовала при всех президентах, может быть, в разных ипостасях. В свое время появлялись статьи оскорбительного характера в государственной прессе. Это было и при Ардзинбе, и при Багапше. При Анквабе, наверное, она стала более акцентированной: когда выступает какая-нибудь пресс-служба или еще кто-нибудь, говорят таким языком, который не позволяет себе, как правило, ни один журналист. Это, к сожалению, стало тенденцией, но после того, как "наехали" на Изиду Чаниа, и был общественный резонанс по этому поводу, наверное, какой-то период таких публикаций будет меньше. Хотя наверняка через какое-то время, когда общество успокоится, опять что-то возникнет.

Дэмис Поландов: Инал, я как раз сейчас прочел поздравление Александра Анкваба, он говорит много теплых слов журналистам и в то же время говорит следующее: "Государство обязано защищать и гарантировать не выходящую за рамки закона свободу слова". Я пытаюсь понять эту формулировку, какими рамками закона в Абхазии ограничена свобода слова?

Инал Хашиг: Я думаю, лучше всего о том, что такое "не выходящая за рамки закона свобода слова", наверное, скажет Антон Кривенюк, которому в 2009 году дали три года, правда, условно, за клевету. Хотя, в принципе, то, о чем он тогда писал, позже стало вполне очевидным и неоспоримым фактом: кредит, взятый под железную дорогу в 2009 году, оказался большой, крупномасштабной аферой, и с этим и власти сейчас согласны, но признать свою вину в том, что ни за что осудили журналиста, смелости не хватило, потому что это, наверное, как бы подрывает устои власти. Вот такое узкое понимание свободы слова еще долго будет присутствовать в мозгах абхазской власти, потому что, если знать корни этой власти, то эти корни – советское мышление, оно все-таки всегда будет преобладать.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG