Accessibility links

Неверие в объединяющую силу закона и власти


Раз уж разговор идет о разворовывании российских денег, Москва должна быть заинтересована в наказании виновных

Раз уж разговор идет о разворовывании российских денег, Москва должна быть заинтересована в наказании виновных

Генеральная прокуратура Южной Осетии продолжает проверку использования российской финансовой помощи, поступавшей в республику. Это поручение было дано Генеральной прокуратуре и Контрольно-счетной палате РЮО президентом Леонидом Тибиловым 27 апреля прошлого года. Каких результатов добилось следствие спустя почти год после его начала?

Согласно указу проверка должна была завершиться в течение двух месяцев, но очень скоро Генеральная прокуратура обратилась к президенту с просьбой продлить этот срок в связи с тем, что объем работы оказался большим, нежели ожидалось. Проверка проводится в десяти министерствах и ведомствах, на сегодняшний день возбуждено 42 уголовных дела. Что касается обвиняемых по этим делам, это в основном бывшие министры, руководители госкомитетов и всевозможных ГУПов. В разговоре со мной генпрокурор республики Мераб Чигоев отказался называть конкретные имена:

"Фактически это все руководство организаций, куда мы вошли с проверкой и где, в той или иной степени, проверки уже окончены. Буквально все руководство. Но вопросы продолжают накапливаться, и я не исключаю, что в будущем мы можем выйти и на более высокие сферы. Я имею в виду руководство бывшего правительства республики".

Но в самом скандальном ведомстве – Госкомитете по восстановлению, которое занималось восстановительными работами и строительством разрушенного в августе 2008 года жилья, – проверка пока так и не начиналась. Там до сих пор не закончила работу ликвидационная комиссия. Можно только предполагать, сколько времени потребуется на расследование хищений в государственной структуре, которая отвечала за освоение львиной доли денежных средств из России.


Дело даже не столько в том, чтобы наказать виновных в расхищении средств, сколько в необходимости показать народу, что хоть что-то в этом направлении государством делается. Так считает бывший генеральный прокурор Южной Осетии Ахсар Кочиев. Речь идет о реальной консолидации общества, которое сейчас авторизировано и разобщено из-за неверия в объединяющую силу закона и власти:

"Мы не можем говорить пока о консолидации. Консолидация может быть только тогда, когда преступник будет посажен, расхититель вернет государству похищенные деньги. А этих шагов я пока не вижу".

Сокращение объема финансовых средств из России, ставшее заметным в последнее время, многие склонны объяснять отсутствием доверия со стороны Кремля к руководству Южной Осетии. Ахсар Кочиев категорически не согласен с этой точкой зрения. По его мнению, Россия в состоянии обеспечить полный контроль расходования средств:

"Здесь вопрос так не стоит. Вопрос стоит так, что кое-кого коррупционные схемы могут устраивать и в Москве. Тех, кто курирует Южную Осетию в какой-то ее части. Это борьба с коррупцией, а о том, что коррупция носит абсолютно глобальный, тотальный характер, говорит и Путин".

Из 42 уголовных дел, открытых Генеральной прокуратурой, в суд направлено пока восемь, но разбирательство еще не начиналось. Многие из обвиняемых – бывших министров – пытаются использовать это в качестве доказательства собственной невиновности: если я виноват, то почему я до сих пор на свободе? Шесть уголовных дел направлено на доследование в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, так как обвиняемые по ним являются гражданами РФ. Хотя выдачи обвиняемых в Южной Осетии и не ожидают (Россия не выдает своих граждан), но все же полагают, что раз уж разговор идет о разворовывании российских денег, Москва должна быть заинтересована в осуждении и наказании виновных.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG